Академик Валентин Сергиенко рассказал о том, как японцы выбирали способ нейтрализайции загрязнения при аварии на АЭС “Фукусима”. Россияне предлагали восточному соседу воспользоваться новой методикой, разработанной РАН… Сергиенко пишет:

Я приехал на “Фукусиму” через 12 дней после аварии для консультаций. Затем коллеги из Японии посетили нас, они были заинтересованы в разработанных учеными ДВО РАН технологиях, основанных на применении высокоселективных и сорбционно-реагентных сорбентов нового поколения. Ведь у нас сложилась известная не только в стране, но и в мире научная школа по обращению с ядерными отходами.

Наши технологии показали эффективность при очистке жидких радиоактивных отходов (ЖРО) в Приморье и на Камчатке.

Но вскоре стало ясно: японцы выбрали технологию соосаждения, принадлежащую США, аргументировав это тем, что в России не выпускается большого количества сорбентов. Купить лицензию и выпускать нужные объемы у себя они отказались.

Технологию соосаждения применяют в пустыне Невада, где в свое время проводились ядерные испытания. Она хорошо убирает цезий, в два-три раза снижает содержание стронция-90, но этого мало – содержание элемента необходимо уменьшить на несколько порядков. При этом образуются вторичные жидкие, а также твердые отходы, загрязненные радионуклидами. Их захоранивают, а получившуюся в результате очистки “воду” с оставшимися в ней радиоактивными веществами сливают в Тихий океан.

Но в Японии так делать нельзя: это небольшая страна, и вскоре могут появиться эффекты заражения. Между тем на спутниковых снимках видно, что в районе “Фукусимы” стоят емкости с ЖРО на миллионы тонн, там же под открытым небом хранятся вторичные твердые радиоактивные отходы.

Прикрываясь тем, что в них остается тритий, технологий избавления от которого сегодня не существует, японцы хотят все сбросить в океан в относительной близости от берега. Перемешавшись с массами морской воды, это вещество окажется в исчезающе малой концентрации. Но при этом оператор “Фукусимы” “забывает” об остающемся во вторичных отходах стронции. Он опасен своей способностью накапливаться в живых организмах. На первоначальных этапах концентрации действительно будут небольшими, но постепенно начнут расти, стронций станет заменять собой кальций во всем живом – ракушках, морепродуктах, рыбе, которые попадают на стол человека в виде пищи и биодобавок.

Угрозы перемещения фукусимской радиоактивной “воды” к берегам приморских регионов Дальнего Востока РФ нет

Но если бы японцы изначально приняли нашу технологию, то таких проблем не возникло бы. При применении разработанного и запатентованного нами метода из тонны ЖРО получается кубометр твердых отходов. При этом технология работает и при очистке сложных ЖРО, например, загрязненных нефтепродуктами. Сорбент забирает всю радиоактивную грязь и остается в емкости, где проводилась очистка. Никто в мире пока не смог получить таких результатов.

Что касается угрозы перемещения радиоактивной “воды” к берегам приморских регионов российского Дальнего Востока, то ее нет. Природа распорядилась таким образом, что и течения, и воздушные массы сталкиваются на уровне Японии и уходят на восток, в сторону Гавайских островов.

Кстати, сейчас технологией очистки радиоактивных отходов заинтересовалась КНР, которая начала строить атомные станции.

Валентин Сергиенко (председатель президиума Дальневосточного отделения РАН, д.х.н., академик РАН)

Фото – Окинава, пользователь mado312, instagram.com