Конструкцию Собора Парижской Богоматери удалось сохранить, но почти все остальное бевзвозвратно утеряно. Утеряна величайшая культурная реликвия мировой истории.

Пожар начался вечером 15 апреля.

Спасателям удалось вынести из здания наиболее ценные религиозные артефакты: терновый венец Иисуса Христа и тунику святого Людвига, а также несколько картин.

Утрачена большая часть кровли собора, шпиль и часы.

Французы полны решимости восстановить архитектурный шедевр, уже начат сбор средств. Накануне реставраторы говорили о том, что на восстановление собора уйдёт не менее 40-50 лет.

Художник из Минка Андрей Строцев опубликовал рассказ очевидца из Парижа. Он описывает то, как вели себя люди на улицах во время трагического события:

“Со своей улицы вижу огромный столб дыма.
Примерно через 20 минут дохожу до мелькитской церкви Saint-Julien-le-Pauvre, прямо напротив собора через реку. Оттуда видно весь пожар.

Люди стоят и поют “Богородица Дева, радуйся” по французски, Je vous salue Marie.
Я остаюсь там.

Всё время приходят новые люди, пока в какой-то момент вся улица не перекрыта несколькими сотнями поющих.

Некоторые молятся на коленях, в шесть рядов.
Некоторые держат иконы и розарии.

Немного социологии. Почти все – от 20 до 30 лет. Примерно поровну мужчин и женщин. Лица – европейские, индийские, африканские, магрибские, китайские. Есть несколько детей.
Появился мой сосед и какое-то время там же был. Потом пришли трое друзей.
Молитва постоянная, без пауз.

Здоровенные мужики в слезах. Но не только они.

Несколько раз кто-то выходит вперёд и просит минуту тишины. Но по краям всё равно пение.
Первый раз прочитали из Евангелия от Иоанна 2:13-25, об изгнании торгующих и пророчество Иисуса о разрушении Храма. У Иоанна это первая Пасха Иисуса в Иерусалиме. У остальных евангелистов это происходит сразу после Входа в Иерусалим, то есть перед последней Пасхой. Иногда считается, что как раз в Страстной Понедельник.
Второй раз все вместе прочитали “Отче наш”.

В третий раз прочитали молитву святой Женевьеве, покровительнице Парижа.
В четвёртый раз – молитву к Богородице святого папы Иоанна Павла II, которые он произнёс перед Нотр-Дамом.

В пятый – молитва святого Франциска.
В шестой – из Шарля Пеги о Богородице.
В седьмой – молитва о пожарниках.

Принесли воду и печенье, все передают друг другу.
Нет ни священников, ни кого-то, кто бы как-то дирижировал, всё абсолютно самморганизованно.
Появляются мальчик и девочка со скрипками и добавляют к пению свою музыку.
Темнеет, зажигаются фонари.
В двух башнях собора постоянные вспышки от фонарей пожарников.
Над собором красные искры и похожие на них красные звёзды – дроны-фотоаппараты.
Звонят колокола со всех сторон.
В 23.10 выходит человек и говорит, что структуру храма удалось спасти.
Кто-то начинает гимн “Nous Te saluons, Couronnée d’étoiles” и все подхватывают.
Потом ещё поют несколько богородичных песен.
Говорят, что Терновый Венец и тунику святого Людовика получилось вынести из огня.
Кто-то начинает петь Salve Regina по-латински, и тоже поют все.
А потом снова Je vous salue Marie, постоянно.
Огонь всё ещё горит, но чуть слабее.

Подходим посмотреть с другой улицы, там такая же куча народу и тоже все поют.
Похожее было и на других улицах, мостах, площадях.
Тысячи людей часами поют на улицах”.

На следующий день после пожара в Соборе Парижской Богоматери живущая в столице Франции писательница Таня Масс рассказывает в своём блоге, как она обращается к своему коту по имени Декарт:

“Сейчас по всей Франции томление – люди грустные, вздыхают, плачут даже. Я спросила у Декарта: “Как пережить такую мировую грусть?”
Он ответил: “Разве ты забыла Писание? Сгорят все дела рук человеческих…”

Иллюстрация – Альбер Марке. Собор Парижской Богоматери