Итак, “час икс” настал: Нурсултан Назарбаев в своем обращении к народу Казахстана сообщил, что складывает с себя полномочия главы государства и что страну ждут выборы нового президента. И хотя согласно Конституции РК они должны состояться лишь в апреле 2020 года, мы решили воспользоваться случаем и уже сегодня “прошерстить” властную элиту в поисках наиболее вероятных кандидатов на высший в стране пост.

Для начала огласим весь список потенциальных претендентов, а уже после попробуем разобраться, у кого из них больше шансов стать фаворитом следующих выборов. Оперативно опрошенные нами эксперты в основном называли председателя комитета по международным делам, обороне и безопасности сената парламента РК Даригу Назарбаеву, руководителя НПП “Атамекен” Тимура Кулибаева, главу КНБ Карима Масимова, временно исполняющего обязанности президента Касым-Жомарта Токаева и посла РК в РФ Имангали Тасмагамбетова. Реже звучали фамилии заместителя председателя КНБ Самата Абиша, предпринимателей Кайрата Сатыбалды и Нурали Алиева, главы ФНБ “Самрук-Қазына” Ахметжана Есимова, премьер-министра Аскара Мамина и председателя мажилиса парламента Нурлана Нигматулина.

Как предупреждает политолог Талгат Исмагамбетов, пока все шаги в многоходовой комбинации не сделаны (их знает только главный игрок), даже логически выверенные прогнозы могут оказаться сродни гаданию на кофейной гуще. Но если в стране все-таки будет реализован азербайджанский сценарий передачи власти (родственнику), то наиболее подходящей кандидатурой, на его взгляд, является Дарига Назарбаева.
– Ключевыми условиями в данном случае становятся личное доверие, уважение и популярность в массах, а также отсутствие проявления соответствующих амбиций как близкого родственника, – говорит эксперт. – Однако прошлое политическое поведение Назарбаевой и тем более ее бывшего мужа Рахата Алиева этому не соответствовало. Тот факт, что она не является самостоятельно сформировавшимся политиком и может легко попасть под влияние личного окружения (и, возможно, Москвы), снизило вероятность такого сценария. Плюс ко всему она не показала наличие более весомых, чем у других претендентов, моральных, личных и интеллектуальных ресурсов для деятельности на высших постах.

Карим Масимов, по словам политолога, при всех его личностных качествах, таких, как гибкость и связи в силовых структурах, вызывает ассоциации с Исмаилом Юсуповым, уйгуром по национальности, который недолго руководил республикой в 1962-1964 годах (был первым секретарем Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана). Поэтому его кандидатура может рассматриваться только в случае отсутствия или “схода с дистанции” под влиянием компромата других претендентов.

А вот Имангали Тасмагамбетов, на взгляд эксперта, – пожалуй, единственный среди потенциальных претендентов, кто обладает харизмой, пользуется известностью и уважением у казахскоязычной интеллигенции, особенно деятелей культуры. Вместе с тем в силу того, что он родом из Западного Казахстана, его кандидатура не пользуется поддержкой кланов с Юга и из Семиречья.

Тимур Кулибаев редко рассматривается в качестве возможного преемника, но в случае, если по каким-то причинам другие варианты окажутся “непроходными”, ставка может быть сделана именно на него, считает Талгат Исмагамбетов. Особенно с учетом того, что он не демонстрирует личных политических амбиций и активно наращивает свои экономические ресурсы. Связи в России тоже способны укрепить его позиции…

Шансы приобрести известность и влияние, необходимые для потенциального кандидата, были бы и у Аскара Мамина, если бы отставка президента произошла несколькими месяцами позже, да и то в случае его удачного премьерства. То есть, против него работает фактор недостаточности времени.

– Никто из этих лиц не пользуется доверием во всех группах правящей элиты, что делает выбор кандидата трудной задачей. И никто из них, за исключением Тасмагамбетова, не владеет свободно казахским языком, что ограничивает шансы названных персон на то, чтобы быть поддержанными казахскоязычной общественностью, и на обретение в будущем легитимности. Другие периодически называемые фигуры, такие, как Самат Абиш, Кайрат Сатыбалды, не проявили личностных качеств и не имеют достаточного влияния, чтобы считаться на данный момент реальными претендентами, – резюмирует политолог.

Позиционировать Даригу Назарбаеву как наиболее вероятного кандидата в президенты на период транзита власти склонен и другой наш эксперт, пожелавший остаться неизвестным. Во-первых, по его словам, она член семьи и ради нее пошла даже на разрыв отношений с Рахатом Алиевым, который открыто выступил против тестя. Во-вторых, это человек, достаточно хорошо обкатанный в коридорах власти и наверняка усвоивший основные правила игры. И, в-третьих, она располагает наибольшими ресурсными возможностями, имеет давние и отработанные связи в кругу московских политтехнологов, которые могут быть привлечены к процессу ее “раскрутки”.

Правда, у Назарбаевой есть и ряд слабых сторон, которые, на взгляд эксперта, способны серьезно минимизировать ее шансы победить на более или менее честных выборах. Это отсутствие необходимой популярности среди большей части казахстанского истеблишмента, что связано с особенностями ее характера, а также неумение выстраивать личные отношения с представителями других групп влияния.

Что касается кандидатов из “внесемейного” круга, то, с точки зрения нашего собеседника, стоит обратить внимание на двух людей – Касым-Жомарта Токаева и Карима Масимова. За плечами первого колоссальный опыт политической и дипломатической работы, и в этом смысле с ним мало кто из рассматриваемых кандидатов может сравниться. Кроме того, он не раз демонстрировал свою почти абсолютную лояльность к семье Назарбаевых, и особенно это проявилось в бытность его премьер-министром во время политического кризиса осени 2001 года, когда он выступил с известным политическим заявлением, направленным против так называемых “младотюрков”.

– В пользу Токаева говорит также тот факт, что он единственный, помимо Нурсултана Назарбаева, казахстанский политик, имеющий широкие личные связи в международных политических кругах, и именно поэтому был в свое время назначен заместителем Генерального секретаря ООН, что является беспрецедентным в истории Казахстана случаем, – напоминает эксперт. – Человек такого уровня, находясь на высшем в стране политическом посту в столь непростой момент, мог бы способствовать как сохранению внутренней стабильности, так и лучшему пониманию ситуации в Казахстане со стороны внешних игроков.

Интересен расклад и от третьего нашего эксперта, который тоже согласился дать интервью на условиях анонимности. В отличие от своих коллег, наиболее вероятной кандидатурой из числа членов семьи он называет Тимура Кулибаева. По его мнению, только в том случае, если нынешний глава НПП “Атамекен” по каким-то причинам сойдет с дистанции, его смогут заменить (да и то при благоприятных для них внутриполитических условиях) Дарига Назарбаева, Ахметжан Есимов, Кайрат Сатыбалды, Самат Абиш.

– Кулибаев контролирует наиболее ликвидные экономические активы и удобен для реализации сценария династийной передачи власти, – говорит наш собеседник. – До недавнего времени зять главы государства дистанцировался от публичной политики и не был замечен во внутриэлитных скандалах, но в то же время он сохраняет возможности для косвенного влияния на ход политических процессов. А что касается его пассивов, то это полное отсутствие опыта публичной политики, слабое понимание принципов функционирования бюрократического аппарата и “засвеченность” в нескольких негативных эпизодах с покупкой недвижимости за рубежом.

По словам эксперта, на неофициальное ранжирование потенциальных кандидатов серьезно повлиял форс-мажорный транзит власти в соседнем Узбекистане. А именно: снизились шансы ближайших родственников Нурсултана Назарбаева и повысились шансы представителей кадровой бюрократии, прошедших многие ступени госслужбы, – Касым-Жомарта Токаева, Карима Масимова и Нурлана Нигматулина.

Сауле Исабаева, camonitor.kz

Фото – Н. Назарбаев, ca-news.org