К 140-летию со дня рождения выдающегося русского сказителя

Исследователи биографии Бажова не могут сойтись в едином мнении. Одни утверждают, что его судьба была благополучной и даже умиротворенной, другие же уверены, что растиражированное амплуа «доброго дедушки Бажова» – это миф, за которым скрывался глубоко страдающий человек. Претерпевая лишения и не раз оказываясь на волоске от смерти, он смог не озлобиться и не отчаяться – и найти выход в слагании сказов…

Павел Бажов родился 27 января 1879 г. в семье рабочего горного мастера в городе Сысерть Екатеринбургского уезда. Яркое впечатление на будущего писателя произвели рассказы сторожа дровяных складов Василия Алексеевича Хмелинина по прозвищу «дед Слышко». В них реальные события и действующие лица переплетались с мистикой. Впоследствии Бажов сделал деда Слышко своим альтер-эго: от его имени ведется повествование сказов знаменитой «Малахитовой шкатулки».

П. Бажов так описывал своего вдохновителя: «Старик еще бодро держался, бойко шаркал ногами в подшитых валенках, не без задора вскидывал клинышком седой бороды, но все же чувствовалось, что доживал последние годы. Время высушило его, ссутулило, снизило и без того невысокий рост, но все еще не могло потушить веселых искорок в глазах».

А вот любопытный и судьбоносный факт: юный Павел в школьные годы выучил наизусть томик стихов Пушкина – от корки до корки. Поразив этим учителя, он заслужил протекцию и продолжил обучение в духовном училище Екатеринбурга, а затем – в Пермской духовной семинарии.

После окончания учебы Бажов в течение двух десятков лет преподавал русский язык. Сначала в деревне Шайдуриха, потом в Камышлове в духовном училище, в Екатеринбурге в епархиальном училище для девочек. На одной из своих учениц, Валентине Александровне Иваницкой, он женился. Во время летних каникул Бажов путешествовал по Уралу, собирая фольклор.

У Павла с Валентиной родилось семеро детей, трое из них умерли в младенчестве. Выжили три дочери – Ольга, Елена и Ариадна (последняя вышла замуж за Тимура Гайдара, сына советского писателя Аркадия Гайдара). Сын Алексей в юном возрасте погиб на заводе.

Известно, что молодой Бажов активно занимался революционной деятельностью – до 1917 г. был членом партии эсеров, а позже примкнул к большевикам. Он работал в подполье, был занят партийной журналистикой и писал книги о революции.

Ф. Алексеев в очерке «Павел Бажов. Уральский скиталец» пишет о страшных событиях в семье писателя в период Гражданской войны: «Обеих сестер жены арестовали, племянника зарубили. Уходя воевать, он оставил жену на сносях. Новая власть ее не тронула, но после родов Валентина прямо из больницы вместе с грудным сыном попала в скарлатинозный барак. Оттуда ее, еще больную, отправили домой. Разоренный дом, не встающая с постели жена, мертвый ребенок – его первый сын так и не выжил… Оставшись в Камышлове, он пропал бы, надо было бежать дальше. Сбрив бороду, разжившись теплой одеждой, поддельными документами и явкой в Омске, бывший редактор дивизионной газеты надел темные очки и отправился в путь. Его мучила чесотка и бил озноб, битком набитые поезда на продуваемых ледяным ветром станциях приходилось брать с боем. И все же он дотащился до Омска, но по адресу, который дали в Камышлове, никого не нашел. Надо опять бежать, забиться в самую глушь, туда, где никто не станет его искать».

По поручениям партии, скрываясь от преследований, Бажов был вынужден переезжать с места на место – Камышлов, Семипалатинск, Усть-Каменогорск, неведомые глухие деревни в Сибири, и наконец – возвращение в Екатеринбург. С семьей ему удалось воссоединиться лишь в Усть-Каменогорске, долгие же месяцы Бажов проводил один – зачастую направляясь в неизвестность, с поддельными документами на руках.

В 1920-е годы, когда Советская власть установилась, Бажов продолжил журналистскую и литературную деятельность. Первая книга очерков — «Уральские были» – вышла в 1924 г.

Напомним, в каких обстоятельствах Павел Бажов начал писать сказы. Имея за плечами годы работы в подполье, побеги, организации восстаний, аресты, брошюры и книги в поддержку революционного движения, он – после двух доносов некоего Кашеварова в 1933-м и 1937 г. – был исключен из партии и уволен из издательства, в котором работал.

Суть второго доноса небезынтересна. Бажов, служивший редактором Свердловского книжного издательства, получил задание составить книгу «Формирование на ходу. К истории Камышловского 254-го 29-й дивизии полка». Он добросовестно приступил к работе. И вот, в 1937 г. был репрессирован один из фигурировавших в описанных Бажовым событиях командир дивизии во время Гражданской войны М.В. Васильев. Это стало причиной доноса. Так писатель остался без работы и без средств на содержание семьи. Почти год обширное семейство вынуждено было жить за счет огорода и маленькой зарплаты свояченицы Бажова. Какой силой воли надо обладать, чтобы в этих условиях начать создавать прекрасное?

Сказки – это та сфера, которую не разрушат внешние силы. Из народных сказаний Бажов начал создавать свою мифологию, где все справедливо…

Первое издание книги «Малахитовая шкатулка» вышло в 1939 г. на Урале, а в 1943-м – в Москве. Сказы были переведены на английский, немецкий, французский и даже китайский языки.

Есть сведения, что после издания первых сказов должна была выйти разгромная статья, в которой Бажову вменялась в вину «фальсификация фольклора», и только заступничество Демьяна Бедного помогло избежать беды.

В фольклорных экспедициях сказитель старался фиксировать местные формы русских имен. В его записанной книжке мы находим: «Кирило – Кирюха – Кирша – Кирюшка». Среди его героев – Митьша, Данилушко, Даренка, Таютка.

Была отражена в бажовских сказах и народная традиция давать прозвища: певунья Устинья была названа Устей-Соловишной; Алена из сказа «Ермаковы лебеди» получила прозвище Аленушка — Ребячья радость (за то, что любила возиться с детьми); Евлампий Медведев за твердость характера был прозван Железком.

Прозвища приказчиков и надзирателей – еще колоритней: Северьян Убойца, Душной Козел, Паротя, Полторы Хари, Яшко Зорко Облезлый, Ераско Поспешай.

Один из самых заметных персонажей сказов Бажова – Данила-мастер – имел реальный прототип. С горщиком Данилой Зверевым Бажов познакомился в гранильной мастерской Свердловска. Данила с детства отличался слабым здоровьем, был невысоким и худеньким, за что его называли Легоньким (сравните: сказочный Данила носил прозвище Недокормыш).

Сам Бажов постоянно находился «на грани». Он как активный революционный деятель все время был на виду. И, возможно, сказы были той лазейкой, где он мог позволить себе дышать и высказываться. Уходил, как в Нарнию, с головой, в народные поверья. В признаниях писателя мы находим подтверждение тому, что жанр сказов был для него способом ухода от пугающей, разочаровывающей и ненадежной действительности: «Взялся давние задумки обрабатывать… Велению сердца подчинился…

Начал я сказы писать как бы для того, чтобы боль свою потушить. Думал: никому это не нужно, сам себе сказки рассказываю, все надеялся, что их опубликуют.

Думал, может, пойдут они в народе вроде побасенок, а кто их сочинил, важно ли? И так ладно…».

Сейчас – дети по-прежнему читают сказы Бажова, впитывают уральский говор. Кстати, о говоре – есть свидетельства, как писатель подолгу искал подходящее слово или выражение, чтобы передать особый местный колорит.

Дочь Бажова Ариадна вспоминала: «Помню, как-то вышел из кабинета и спросил мою тетю: “Как бы вы сказали, что девушка лучше всех?” Она подумала и ответила: “Как из кистей выпала!”. Папе выражение понравилось. Он поинтересовался, что оно значит. Тетя объяснила: когда вязали гарусный пояс, все нитки были красивые, но одна – ярче всех. Это выражение для папы стало находкой. Он употребил его в своем сказе. В мемориальном музее в Екатеринбурге хранится папина картотека. В ней невероятное количество карточек, на которых записаны пословицы, поговорки, сюжеты…».

Бажову принадлежит выражение «живинка в деле», ставшее названием одноименного сказа, написанного в 1943 г. Один из его героев, дед Нефед, объясняет ученику Тимофею, почему тот смог постигнуть мастерство углежога: «А потому, – говорит, – что ты книзу глядел, – на то, значит, что сделано; а как сверху поглядел – как лучше делать надо, тут живинка тебя и подцепила. Она, понимаешь, во всяком деле есть, впереди мастерства бежит и человека за собой тянет».

Интересна и реакция читателей. Ариадна Павловна заметила, что сказы отца стали популярны в годы войны: «Казалось бы, как это объяснить? Страшное, мрачное время. И вдруг к сказам такое внимание. Их цитировали, с фронта отец получал письма: “Продолжайте писать! Вы – наш сказочник. Нам это нужно”. В тяжелые годы людям нужна сказка, необходимо что-то светлое».

С 1940 г. Бажов возглавлял Свердловскую писательскую организацию.

Известность пришла, когда ему было 60 лет. Его приняли в Союз писателей СССР, назначили главным редактором Свердловского издательства, еще через год – главным редактором «Уральского современника». Затем он получил Сталинскую премию и был награжден орденом Ленина.

В те годы с Бажовым встречался писатель Борис Полевой. Вот как он описывает первую их личную встречу: «Вместо могучего, плечистого бородача в полутьме прихожей встречает нас сутуловатый старичок с реденькой бородкой, в поношенной уютной домашней куртке, с трубкой, привычно зажатой сложенными в горсть прокуренными пальцами. Из мягкой рамки шелковистых седин смотрит круглое, такое русское лицо. Писатель глядит на гостей чуть исподлобья, из-под приспущенных бровей, но взгляд доброжелательный, ласковый.

Когда он улыбается незаметной под усами улыбкой, к глазам сбегаются живые, веселые морщинки, и от них лицо как-то вдруг свежеет. Об Урале он мог рассказывать сколько угодно и, как говорили люди, близко его знавшие, никогда не повторялся.

…Павел Петрович ушел из жизни 3 декабря 1950 года, похоронен на Ивановском кладбище Екатеринбурга.

Ариадна Бажова вспоминала: «Провожать папу в последний путь вышел на улицу весь Свердловск – нынешний Екатеринбург. Гроб вместе с другими нес маршал Жуков. Они с папой дружили. Георгий Константинович бывал у нас дома. Помню, как они сидели и подолгу дружески общались. Маршал Жуков очень любил жареную рыбу, приготовленную моей мамой».

В завершение хочется привести слова великого сказителя: «Старая сказка нужна. В ней много той дорогой были, которая полезна сейчас и пригодится потом. По этим дорогим зернышкам люди наших дней въявь увидят начало пути, и напомнить это надо. Недаром говорится: молодая лошадка по торной дороге легко с возом идет и о том не думает, как тяжело пришлось тем коням, которые первыми по этим местам проходили.

То же и в людской жизни: что ныне всякому ведомо, то большим потом и трудом прадедам досталось, да и выдумки требовало, да еще такой, что и теперь дивиться приходится.

Так вот освеженным глазом смотреть на родной край, на его людей и на свою работу и научили меня годы войны, как раз по присловью: после большой беды, как после горькой слезы, глаз яснеет, позади себя то увидишь, чего раньше не примечал, и вперед дорогу дальше разглядишь».

Специально для «Столетия», Ульяна Дроздова
Фото – Павел Бажов за работой