Как заявил президент США Дональд Трамп на пресс-конференции по итогам переговоров с Ким Чен Ыном, они с северокорейским лидером подписали “всеобъемлющий документ”, который является “посланием, полным надежды и планов, посланием мира”.

Это заявление Трампа, стремящегося представить встречу в Сингапуре как свой дипломатический триумф, было встречено ведущими американскими СМИ как минимум с недоверием, а в некоторых случаях подверглось шквальной критике. Оценивая разгоревшуюся информационную баталию вокруг свидания в Сингапуре президента США и председателя КНДР, бывший статс-секретарь Министерства обороны ФРГ Вилли Виммер заметил: “Окончательные оценки будут зависеть от того, как “параллельное правительство” в Конгрессе США оценит возможность продолжения “американизации глобуса””.

Судя по тому, что Северная Корея добилась укрепления своих международных позиций, планы её “американизации” встали под вопрос. Если исходить из того, что нетрадиционный и смелый шаг Трампа в урегулировании корейского кризиса открыл новые международные перспективы, то эти перспективы в любом случае снижают значение американского военного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Если попытаться выделить преобладающую черту в комментариях американских экспертов по итогам встречи в Сингапуре, то это – предсказания неудачи процессу денуклеаризации Кореи. “Северная Корея имеет длинную историю подписания соглашений и их невыполнения, – отмечала 13 июня The Washington Post. – Документ, подписанный на этот раз, был отнюдь не всеобъемлющим, как заявляет президент, а, напротив, весьма общим, оставляющим много места для различных трактовок в сравнении с прежними соглашениями. Фраза “работать в направлении полной денуклеаризации” является неопределенной и слабой. Ранее Северная Корея вообще рассматривала денуклеаризацию как устранение ядерного зонтика США над Южной Кореей и Японией, и сейчас нет указаний на то, что этот подход изменился”.

Казалось бы, автор статьи в The Washington Post прав. По сравнению с тем, что уже было на корейском треке, документ, подписанный Трампом и Ким Чен Ыном 12 июня, действительно выглядит неконкретным, если не сказать легковесным. Рамочное соглашение между США и КНДР, заключенное в Женеве 21 октября 1994 г., предусматривало, например, взаимодействие сторон “в замене графитовых реакторов КНДР и связанного с ними оборудования на энергетические установки, действующие на легководных реакторах”, а также “меры для возмещения энергетических потерь в результате замораживания графитовых реакторов КНДР и относящегося к ним оборудования”. Еще ранее совместная Декларация КНДР и Республики Кореи о безъядерном статусе Корейского полуострова, подписанная 20 января 1992 года и вступившая в силу 19 февраля 1992 года, постулировала, что стороны согласились не испытывать, не производить, не разрабатывать, не владеть ядерным оружием; использовать ядерную энергию для решения мирных задач; не создавать производства для переработки ядерных материалов и обогащения урана.

Американские СМИ не склонны углубляться в причины срыва тех соглашений: ведь причины состояли в неровном, непоследовательном поведении Вашингтона, заставлявшего северокорейцев раз за разом возобновлять свою ядерную программу.

Продолжая критику Трампа, The Washington Post пишет: “Дональд Трамп, видимо, сделал свои уступки Северной Корее без консультаций с Пентагоном. Он не указал никаких цифр по “экономии огромного количества денег”. На самом деле Южная Корея платит 50% за пребывание войск США на своей территории. Войска требуют тренировок, и их прекращение и отвод американцев на родину не уменьшит, а увеличит такие расходы”. Аргументы газеты не совсем понятны, но направленность ясна – снижение военной активности недопустимо. Госсекретарь Майк Помпео уже побывал в Сеуле, встретившись с командующим американскими войсками в Южной Корее Винсентом Бруксом и президентом Южной Кореи Мун Чже Ином. На этих встречах ему, видимо, пришлось проявить высокое дипломатическое искусство, учитывая, что в Министерстве обороны Республики Кореи отказ от совместных учений рассматривали как огромную и уступку Пхеньяну. На весь мир высказал серьезную обеспокоенность прекращением военных учений и министр обороны Японии Итсунори Онодера.

Сопротивление шагам Трампа на корейском направлении будет нарастать. Наблюдатели уже подсчитали, что в комментариях СМИ Северной Кореи, изложенных в предельно позитивном духе, слово “денуклеаризация” используется лишь дважды. А это, пишет агентство NBC, дает повод для подозрений Ким Чен Ына в неискренности.

Однако больше всего американский политический класс шокирован повышением статуса “диктатора” Ким Чен Ына до уровня президента США. Северокорейский руководитель, считающийся на Западе одним из злейших тиранов, вдруг предстал как “замечательный человек”, которого, по словам Трампа, “обожает его народ”.

Не меньшей критике подвергается и утверждение Трампа о том, что он решит корейскую проблему быстро. “15-летний процесс, – по словам Трампа, – ни к чему не привел, кто-то запланировал его неправильно. В этой истории должен быть пункт, когда мы преодолеем путь на 20% и уже не сможем вернуться назад”.

The Washington Post рассказывает, что не так давно группа экспертов Университета Стэнфорда (Stanford University ), возглавляемая Зигфридом Хекером (SiegfriedS. Hecker), опубликовала доклад, в котором изложила детальную дорожную карту ядерного разоружения Северной Кореи продолжительностью в 10-15 лет. Подход экспертов базируется на той уверенности, что Северная Корея не откажется от своего оружия и своих атомных программ до тех пор, пока ее безопасность не будет гарантирована. Эта уверенность не может быть достигнута только обещаниями американцев или соглашением на бумаге. Она требует определенного периода сосуществования и взаимодействия. В докладе отмечается, что Корея имеет секретные мощности, которые невозможно выявить и уничтожить быстро. Представление же Трампа о 20% пути, после которых движение становится необратимым, по мнению газеты, не имеет смысла.

Из этих и подобных им комментариев напрашивается вывод: вокруг ядерного оружия КНДР намечается образование такого же тугого узла подтасовок, лжи и нежелания разрешить кризис, как и вокруг “иранского ядерного досье”.

В то же время в Европе отмечают перемены в международной атмосфере после встречи двух лидеров. Цитированный выше Вилли Виммер пишет: “Еще вчера Ким Чен Ын был маленьким “ракетным человечком” под вихрем угроз и обвинений, а сегодня он говорит с президентом США на одном уровне. Его пример должен показать всему миру новую модель поведения и создать самому Трампу больше пространства для маневра… С точки зрения атмосферы встреча изменила азиатский мир. Для этого достаточно вспомнить последние месяцы. Трамп грозил уничтожением целого народа. Ким не поддавался запугиванию… А теперь предстоит приглашение Кима в Белый дом в Вашингтоне. Более драматические перемены сложно себе представить…”.

Дмитрий Седов, Фонд стратегической культуры
Фото – переговоры Ким – Трамп