Знают ли особый секрет успеха те, кому удавалось занять первое место на Международном шахматном турнире имени Анатолия Карпова? И с кем впервые предстоит встретиться за черно-белой доской пойковскому победителю 2017 года Эмилю Сутовскому? Узнавала Елена Сиротина.

шахматы, Сутовский, турнир

Е.С: До начала XIX Международного турнира по шахматам имени Анатолия Карпова остался один месяц. Какие ощущения у победителя прошлого года? Может быть за эти 30 дней еще турниры будут?

Э.С: Турнир в Пойковском для меня — это всегда большой праздник. Были годы, когда я играл успешно, были годы, когда я играл неплохо, были годы, когда я играл очень плохо и, тем не менее сам турнир для меня действительно настоящее событие. Турнир в этом году получается фантастически сильный и я думаю, что это, возможно, сильнейший турнир за всю историю Пойковского. До этого турнира больше играть не буду. Готовлюсь.

Е.С: В прошлом году вы стали победителем. В чем оказался секрет успеха? Ведь шли так долго к этой победе.

Э.С: Я не думаю, что есть какой-то особый секрет. Подходя к таким турнирам, ты всегда готовишься, настраиваешься, но не всегда получается так, как ты планировал. В прошлом году все удачно сложилось. И по дебютам очень часто угадывал, и настрой был соответствующий, и подготовка была действительно на уровне. Ну и определенная была удача, скажем так, на моей стороне. Потому что часто решалось все прямо в критический момент, одним ходом.  Не могу сказать, что есть какой-то секрет. Если бы знал этот секрет, то наверное всегда играл так здорово, как в прошлом году. Турнир-2017 был, пожалуй, лучшим, из когда-либо сыгранных мной. Поэтому нет, никаких секретов нет. Готовиться надо, настраиваться надо и дальше игра покажет. Потому что очень часто та подготовка, которую ты провел, она остается где-то “под спудом” и выстреливает по одной партии в течение года. А иногда бывает, что прям в пяти партиях у тебя то, что ты анализировал и какие-то у тебя заготовки, которые выстрелили вот в этом одном турнире. Но важны и игра за доской, и соответствующий настрой, и помощь соперников. В том плане, что не всегда соперники демонстрируют свои лучшие шахматы в данный день.

шахматы, Сутовский

 

Е.С: В списке очень много “новичков”. Это своеобразная фишка этого года. Есть ли в списке те, с кем еще не встречались за шахматной доской?

Э.С: Я не играл с индийским гроссмейстером Видитом, который стремительно прогрессирует в последние годы. И не играл с Владимиров Федосеевым, который тоже в последние годы стремительно ворвался прям чуть ли не в самую шахматную элиту. Вот с ними как-то до сих пор не пересекались. А с остальными играл. Все серьезные шахматисты, и партии всех известны, даже если не в личном противостоянии, то по изучению шахматных партий. Ведь любой профессиональный шахматист регулярно изучает партии своих коллег, какие-то новинки находит, новые мысли. Будет много старых знакомых. Я, по-моему, в 10 раз собираюсь играть в Пойковском, а Виорел Бологан… для него это чуть ли не 18-ый турнир. Вот 9 раз минимум мы играли с ним в Пойковском и в других местах не раз. И с Митей Яковенко тоже много раз играли в Пойковском и других местах. Турнир из старых знакомых и в тот же момент очень много боевых шахматистов, поэтому я жду, что будет очень яркий турнир и очень много запоминающихся партий.

Е.С: В этом году Израиль представляет сразу два человека. Это является дополнительным плюсом?

Э.С: На самом деле уже было такое дважды. Играли в турнире вместе с Ильей Смириным, он тоже из Израиля. С Борей Гельфандом у нас очень хорошие отношения, мы много раз играли. Но шахматы — это все-таки индивидуальный вид спорта, поэтому нет такого фактора, как представитель одной или другой страны, особенно в таких турнирах. А вот для самого турнира присутствие Бориса Гельфанда, вице-чемпиона мира — это положительный момент. Это говорит о том, что турнир по-прежнему интересен самым известным и высококлассным профессионалам. А для Бориса это будет новое интересное испытание. Я не помню, чтобы он играл в круговиках. И я думаю, что ему очень понравится. В Пойковском есть то, что так ценит Борис и я очень ценю — это возможность творить, возможность полностью сконцентрироваться на шахматах, настроиться на яркую творческую борьбу.