У европейских СМИ наконец появились сомнения. Шведские журналисты задаются вопросом о том, действительно ли у Британии имеются хоть какие-то доказательства причастности России к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. А главное – кто несет ответственность за сегодняшнее наращивание напряжения в мире?

Портал ИНОСМИ.РУ приводит публикацию шведского издания “ETC” за авторством Биргера Шлауга, которому напряженность в современном мире, созданная ведущими политиками, кажется намного хуже, чем то, что происходило в дни холодной войны:

Лишь бы у них были доказательства. Это была первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я услышал, что шведское правительство решило выслать российского сотрудника посольства. Лишь бы они не нагнетали обстановку, не получив четких свидетельств того, что именно российский режим стоит за этой столь же неуклюжей, сколь и ужасающей атакой с применением нервно-паралитического газа на Сергея Скрипаля и его дочь.

Лишь бы у них были доказательства. Наращивать воинственную риторику и предпринимать подобные меры — это не пустяки. Это очень серьезное дело, потому что оно может запустить разрастающуюся спираль, которая в конце концов выйдет из-под контроля.

Догадки, слабые основания для действий или же такие основания, с которыми вас даже не ознакомили, тут совершенно неприемлемы. Так что лишь бы у шведского правительства были подтверждения. Потому что правительство несет коллективную ответственность. В том числе и “зеленые” министры, которые представляют партию, уходящую своими корнями в движение за мир.

Если они — в особенности представители партий — ознакомились с доказательствами того, что это российский режим стоит за инцидентом, тогда к ним нет никаких претензий. Тогда высылка дипломатов — это вполне разумная реакция, пусть даже это и часть спланированного на встречах в Брюсселе наращивания напряженности.

Если же со свидетельствами они не ознакомились, значит, была допущена служебная ошибка, раз никто не заявил особого мнения, согласно седьмому параграфу Шестой главы правительственного устава. Восемь лет назад эту возможность внесли в шведскую конституцию: в коалиционных правительствах отдельные партии могут сигнализировать о своем несогласии с большинством.

Так что лишь бы у них были подтверждения. И, конечно, не исключено, что правительство их действительно получило. Я исхожу из того, что спикеры правительственных партий по вопросам внешней политики в парламенте получили информацию об этих доказательствах. Я смогу понять, если на них наложили обязательство хранить это в секрете. Но лишь бы такие свидетельства вообще были. Иначе мы плохо закончим в этом мире, который, похоже, насквозь отравлен идеей воинственной риторики и военной эскалации.

Было бы намного легче чувствовать доверие, если бы представители той страны, которая сейчас утверждает, что у нее есть доказательства, раньше уже не лгали так нагло как своему народу, так и окружающем миру. Сознательная ложь Тони Блэра об оружии массового поражения, которое якобы имелось у Ирака, хорошо продемонстрировала, как отвратительно могут обстоять дела.

Очевидно, что британскому правительству сейчас необходимо показать свою дееспособность. Если есть серьезные свидетельства, то есть и весомые причины продемонстрировать решимость. Когда Джереми Корбин (Jeremy Corbyn) потребовал предъявить доказательства, он сделал именно то, на что должно хватать мужества у любого ведущего политика, несмотря на все эти бури в “Твиттере”. Ведь эскалация напряженности в мире — это не игрушка, это не предмет для манипуляций ради внутренней политики. Это, черт возьми, серьезная вещь. Конфликт может выйти из-под контроля. Вновь может начаться холодная война, теперь уже с учетом российских идей о тактическом ядерном оружии (“ядерном оружии на поле боя”) и при участии американского президента, который не только импульсивен и прижат к стенке неудобными разоблачениями и обвинениями, но еще и задается вопросом, почему бы не использовать ядерное оружие, раз уж в него все равно вкладываются средства.

Нынешняя напряженность в мире, созданная ведущими политиками, кажется мне намного хуже, чем то, что было в дни холодной войны. Во всяком случае, в том, что касается ядерного оружия. Не говоря уже о химических веществах.

До 150 миллионов литров “Агента “оранж” было использовано США во время войны во Вьетнаме. Минимум три миллиона вьетнамцев серьезно пострадали, а минимум 150 тысяч детей родились с нарушениями. Это по минимальным оценкам. Так что мы более чем хорошо знаем, к чему может привести использование химических веществ на войне. Пусть Сергей Скрипаль и его дочь будут последними жертвами — хотя это, конечно, наивный призыв.

И лишь бы те правительства, которые сейчас накаляют обстановку, будь то британское, американское, российское или шведское, осознавали, что творят и какие могут быть последствия, если все это выйдет из-под контроля.

Сейчас слишком многие играют с огнем. Нам нужно уменьшать напряженность в мире, а не увеличивать ее. Нам нужно говорить о мире, а не о войне. Нам нужно решать конфликты, а не создавать новые зоны конфликтов. Нам нужны здравый смысл и умеренность.

Мы не можем себе позволить политических лидеров, которые любят воинственную риторику и наращивают вооружения. Мы не можем себе позволить даже тех, кто им просто потворствует”.

Источник, Фото