Ситуация с продовольствием в Туркменистане в последние месяцы описывается в независимых СМИ в терминах военного времени: сюжетами становятся штурм грузовика с отрубями и драки за муку в очередях, а в северном Туркменистане власти вспомнили методы продразверстки эпохи военного коммунизма – практику конфискации “излишков” муки у зажиточных местных жителей.

Но главное сражение разыгрывается между телевизором и бакалейным отделом: туркменское официальное ТВ демонстрирует кадры продуктового изобилия, внушая, что мешки с мукой на складах, хлеб и свежая выпечка на прилавках – это реальность, а их нехватка в государственных магазинах, наоборот, – иллюзия.

Судя по кадрам штурма грузовика с отрубями, не похоже, что туркмены запасаются впрок, доверившись “непроверенной информации” о том, что в стране в несколько раз выросли цены на муку, масло и сахар: за заготовки впрок так не сражаются. В конце февраля на эти продукты были введены лимиты: не более 1 килограмма муки и 0,5 килограмма сахара в одни руки.

В районе Губадаг Дашогузской области, по слухам, более щедрые нормы – не более пяти килограммов муки и не более четырех буханок хлеба на человека, зато там в областном центре действуют дополнительные ограничения: с покупателей муки в некоторых государственных магазинах требуют документацию о наличии счетчиков на газ и электричество и справки об отсутствии долгов.

В Дашогузе продажу ограничили мешком муки на семью в месяц, и получить её можно, предъявив справку из районной администрации и прописку.

Цены на муку достигают 5 и более манатов ($0.5) за килограмм. Напомним, что курс доллара на туркменском “черном рынке” резко вырос в декабре 2017 года и составил 10.2-10.4 маната против 7,6 маната в ноябре. Даже по этому курсу долларов у менял не хватает. Официальный курс уже не первый год держится на уровне 3,5 маната за один доллар, но по нему можно только продать доллары.

Охота на масло

Дефицит растительного масла издание “Альтернативные новости Туркменистана” рассматривает на примере магазина “Хеззетли” в Ашхабаде на перекрестке проспекта Махтумкули и улицы Островского и делает вывод, что кризис перекинулся с провинциальных магазинов на столичные, ассортимент которых до недавнего времени выглядел приличнее.

Каждое утро перед магазином собираются от 20 человек и более и ждут распродажи растительного масла “Ахал” по цене 5 манатов. Масла, по сообщениям с мест, не хватает на всех, поэтому дают не более двух литров в одни руки. Покупатели вынуждены довольствоваться другим растительным маслом более низкого качества “Акпамык”, которое на 1,4 маната дешевле, но и его не хватает.

Те, кто не успел закупить масло с утра, могут идти на рынок или к коммерсантам, где привозное растительное масло российского и иранского производства есть, но по высоким ценам. В конце года на рынке оно стоило 10-12 манатов за литровую бутылку, сейчас стоимость поднялась до 15 и более манатов. У коммерсантов масло можно купить по 8-10 манатов.

Без яиц

Борьба с продуктовым дефицитом методом информирования населения об изобилии продуктов – обычный прием туркменской телепропаганды. В декабре 2016 года во время роста цен на куриные яйца и дефицита яиц в новостях на госканале вышел сюжет, в котором чиновник отчитывался о достатке на фоне прилавка со стопками лотков с яйцами.

В 2017 году дефицит яиц возник в Ашхабаде, их стоимость выросла на 50%. В столичных государственных магазинах яйца стали продавать только взрослым и не больше 30 яиц каждому под надзором полицейских, которые следили, чтобы в очередь не затесались подростки.

Пока телевидение шаманило изобилие, правительство пыталось решить проблему. 9 февраля 2018 года на заседании кабинета министров был поднят вопрос о “создании птицеводческих комплексов, которые позволят обеспечивать внутренний рынок страны куриным мясом и яйцами, а излишки – поставлять за рубеж”.

2 марта, в рамках развития отечественной птицеводческой отрасли, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал постановление, в соответствии с которым освобождены от таможенных пошлин некоторые виды товаров, ввозимых в страну, сообщает Хроника Туркменистана.


Хлебный бунт

Стоимость муки за последние недели выросла на 50-60%, сообщал в феврале источник Альтернативных новостей. В государственных магазинах местной муки высшего сорта нет вообще.

В государственные магазины буханки доставляют всего один раз в день, по утрам, и не во все магазины. В некоторых магазины в регионах перебои с поставками тянутся сутками.

На этой неделе в одном из районов Марыйского велаята на юге страны из-за нехватки муки, по сообщению источника туркменской службы радио “Азатлык”, произошли два инцидента: женщины перекрыли дорогу автомобилям, требуя раздачи равного количества муки, а в окрестностях города Мары разъяренные покупатели избили главу сельсовета, попытавшегося спрятать муку.

Когда в сельском магазине объявили, что завезенная мука якобы закончилась, покупатели ворвались в магазин, где обнаружили мучные запасы. Выяснилось, что продавец вместе с главой сельсовета “частным” образом продавали муку по цене выше той, что была установлена государством.

“После того, как люди избили сельского главу, находившуюся в магазине муку они распределили по мешку на человека”, – рассказал источник.

В Мары сметают даже черную муку по 5 манатов, другой в продаже нет. “Мы возвращаемся в голодные девяностые, хотя власти продолжают утверждать, что народ живет в эпоху могущества и счастья”, – жаловался в феврале источник Альтернативных новостей Туркменистана. В Лебапском велаяте и в городе Теджене люди падали в обморок в очередях за мукой.

Вскоре после того, как дефицит из регионов перешел на столицу, ситуацию попытались выправить: прилавки Ашхабада срочно заполнили казахской мукой, но она и стоит вдвое больше. Если местная мука продавалась за 2-3 маната за кг, то казахстанская продается по 4.8 маната.

Кто виноват

Чиновники из Министерства внутренних дел страны на условиях анонимности говорили Радио Азатлык, что рост цен на продукты, в том числе на яйца, связан с искусственно спровоцированным дефицитом – с ограничением на въезд автотранспорта с областными номерами, поставляющего в столицу продукцию, произведенную в регионах.

“Логистическая” версия, однако, не объясняет дефицит в регионах, в отличие от двух основных экономических факторов: неурожая пшеницы и нехватки валюты.

В 2017 году власти планировали собрать 1,6 млн тонн пшеницы, однако план выполнить не удалось. Сельскохозяйственные предприятия собрали только чуть больше 1 млн тонн. Главы всех областей получили выговоры “за невыполнение обязательств по производству пшеницы”.

Другая причина нехватки продуктов и роста цен на них – недостаток валюты в стране. Валюты не хватает даже на черном рынке, у государства купить ее невозможно. В результате подорожала мука как из зерна, произведенного внутри страны, так и закупленного за рубежом, в частности, в Казахстане и Иране. Подорожали также овощи, фрукты, кондитерские изделия, промышленные товары и детская одежда.

Согласно отчету, опубликованному в начале декабря 2017 года агентством ООН по продовольственному и сельскохозяйственному обеспечению, в Туркменистане 0.3 миллиона людей или 5,5% населения недоедает, хотя в том же месяце президент Бердымухамедов распорядился обеспечить в стране “продовольственное изобилие”.

Сапармурат Ниязов ставил своей задачей “воспитание в туркмене привычки к умеренности”. В “Рухнаме” (2001) говорилось, что туркменское государство очень богато и способно озолотить каждого гражданина, но люди могут оказаться не готовы воспринять богатство.

Все республики Центральной Азии, кроме Казахстана, отнесены ООН в категорию стран, население которых страдает от недоедания, здесь относительно мало людей с избыточным весом. Наибольшее количество голодающих людей обнаружено в Таджикистане – 2.6 миллиона человек, или более 30% населения. В Узбекистане недоедают 1.9 миллиона человек (6.3%), в Кыргызстане – 0.4 миллиона (6.4%).
7.3.18

fergananews.com
Фото – fergananews.com