В минувшие выходные в столице Германии завершился 68-й Берлинский Международный фестиваль. С авторским кино, которое вроде как рассчитано на вдумчивый просмотр (а не в 3D-кинозале со стаканом попкорна), ситуация сегодня еще хуже, чем с развлекательными блокбастерами, для которых главное — собрать кассу. После победы на Каннском кинофестивале в 2013 году откровенной картины про двух лесбиянок «Жизнь Адель» казалось, что дно здесь пробито окончательно. Но нет: как выяснилось, западным «кинокритикам» нужны новые перверсии, антисоветчина и глумление над близкими русскому народу праздниками. И обслуга в лице продюсеров/режиссеров/сценаристов обеспечила этот перфоманс.

Киноэксперты всех мастей и национальностей признают, что конкурсные программы европейских фестивалей становятся все более убогими, и Берлинале-2018 — яркий тому пример. Гран-при получил румынский фильм «Не прикасайся» — новая веха в «исследовании человеческой сексуальности», охарактеризовали его члены жюри. По сути, это и не фильм вовсе, а массовые оргии и прочие половые игры в режиме нон-стоп, снятые в паре павильонов в псевдодокументальном стиле. «Это просто социальная реклама — как любить собственное тело», — тут же придумали новое объяснение любители человеческих свобод их ЛГБТ-сообщества. В общем, пришло время называть вещи своими именами и проводить фестивали кино для взрослых под фирменной вывеской Канн или Берлина — разницы не будет никакой.

«Мы хотим отдать дань уважения не только тому, что может сделать кино, но и тому, куда оно может пойти», — объяснил свой выбор председатель жюри Том Тыквер. В самом деле, пойти оно может далеко — на очереди «документалки» об опытах каннибализма и педофилии… Хотя далеко не все люди потеряли нравственные ориентиры — треть зрителей не выдержали и досрочно покинули зал во время показа «Не прикасайся».

В ту же копилку — картина «Наследницы» парагвайского режиссера Марсело Мартинесси, принесшая приз за главную женскую роль Ане Брюн. За роль пожилой лесбиянки, надо заметить… Соответственно, в центре сюжета — ее роман с более молодой женщиной. ЛГБТ-команда рукоплещет.

С момента выхода на большие экраны «Нимфоманки» Ларса фон Триера и экранизации романа «Парфюмер» Патрика Зюскинда стало модно рассказывать о серьезных психических заболеваниях с огоньком, чтобы втянуть неопытного зрителя в эту игру стирания границы между нормой и отклонениями, добром и злом. Вот и на Берлинале, помимо вышеописанных «шедевров», было достаточно картин о наркоманах и алкоголиках. Если в итоге для героев все закончилось счастливо — произошло исцеление — возможно, в создании таких социальных драм можно найти смысл, но очень часто все сводится к банальной пропаганде опасных развлечений.

Не обошлось и без обласканных в Европе бандеровцев: украинский режиссер-документалист Сергей Лозница, получивший профессиональное образование во ВГИКе, в «ненавистной Рашке», в 2000-ных годах иммигрировал в Германию, где неплохо развернулся. В частности, снял в 2014 г. на голландские деньги фильм «Майдан», претендующий на объективность, но показывающий в роли героев и борцов за свободу лишь кастрюлеголовых скакунов. В планах у цеховика подобная картина о Донбассе — разумеется, с соответствующими акцентами. А пока он порадовал западное жюри лентой «День Победы» — видеозаписью празднования 9 мая в берлинском Трептов-парк. Как там расставлены акценты, можете сами догадаться. Якобы все ветераны сегодня — ряженые, в празднике очень много «лишнего» патриотического пафоса, и вообще в этот день неплохо бы русским погоревать, сидя молча по домам. Желание десакрализировать 9 мая у этого «свидомита», снимающего за евро, так и прет изо всех щелей. Но даже в Берлине встретили Лозницу неоднозначно и не дали ему наград.

По части антисоветчины Лозницу постарался переплюнуть Алексей Герман-младший, презентовавший картину «Довлатов» о советской жизни известного писателя-эмигранта в Ленинграде 70-х годов. В итоге общее уныние и депрессия, которой заражены все герои ленты, распространилось и на жюри — они наградили лишь супругу Германа Елену Окопную за художественное оформление фильма. Главный герой в кадре выпивает буквально каждую минуту, а если не пьет, то курит или тоскует по «настоящей западной свободе» и отсутствию цензуры. К чему оно приводит, кстати, мы увидели на Берлинале-2018 — когда все картины, которые вынуждены просматривать и оценивать журналисты, кинокритики, интересующиеся зрители и т.д., сплошь состоят из откровенных сцен либо демонстрации половых органов.

«Это уже надоело — плевать в сторону советской системы. Кстати, шестидесятые годы — это расцвет всех искусств. С Довлатовым, да, вот так получилось… Хотя европейцы фильм оценят. Для них ведь чем хуже о нас, тем лучше. У нас зритель нормальный. Тоску не будет смотреть», — отозвался о фильме Германа его коллега Станислав Говорухин, который, справедливости ради заметим, ранее сам был не чужд антисоветчины.

Не поймут никак «цивилизованные» европейцы, почему нам их «свобода самовыражения», низведшая искусство до самых низовых жанров, их эксгибиционизм и ЛГБТ-пропаганда до сих пор не кажутся нормой, и почему для нас омерзительно, что Серебренников тратил госсредства на свои спектакли для содомитов и про содомитов. Ничего, обойдемся как-нибудь без их понимания. Вот такая выходит печальная зарисовка очередного антикультурного действа в центре старушки Европы.

Иван Ваганов, РИА Катюша
Фото – ковровая дорожка кинофестиваля в Берлине