Накануне наше издание поднимало тему видеокамер, размещаемых в подъездах, в жилых кварталах и на домах. Мы писали о том, что югорчане скептически относятся к инициативам повесить всюду камеры видеонаблюдения, предполагая, что это лишь очередной способ отъёма средств, эффективность этого способа – под большим вопросом, а вред – уже в том, что он создаёт атмосферу всеобщей слежки.

Тем не менее услуга уже внедряется некоторыми жилищными управами, причём часто – вопреки желанию жильцов. Об оном из таких случаев, произошедших в Тюмени, рассказывает издание park72.ru.

Тюмень, улица 30 лет Победы, дом 118.

Жительница дома Любовь Александровна Фоменко наотрез отказывается оплачивать услугу — установка видеонаблюдения в подъезде. Она позвонила в мою приемную и рассказала:

— У нас дом одноподъездный, 70 квартир. Было собрание, 56 жильцов проголосовали за установку, 14 — против. Я тоже была против: у меня пенсия маленькая, а с меня потребовали заплатить 480 рублей сразу и потом 50 рублей каждый месяц. И вот мне пришла квитанция ТРИЦа, и плата уже включена. Я оказалась в тупике. Если оплачу квитанцию, значит, получается, я согласилась. Но я не хочу платить за их видео. И теперь не иду и не оплачиваю свою квартиру. Всю жизнь была законопослушной, никогда у меня не было долгов по квартире. Как мне быть?

— Вы в свою управляющую компанию ходили, сообщили им о своем отказе от услуг видеонаблюдения?

— У нас компания называется «Содержание жилищного фонда», ею руководит товарищ Захаров. Они мне сказали, что договор с монтажниками уже подписан, и они не могут вычеркнуть из договора мою квартиру.

— А в ТРИЦ были?

— Была. Там сказали, что им приходит сведения из управляющий компании, они сами никаких строчек в квитанции не вычеркивают.

— А к юристам ходили?

— Я решила вам позвонить. Понимаете, опять действуют методами большевиков: меньшинство должно подчиняться большинству. Хочешь, не хочешь — плати. Так ведь не должно быть, правда?

Разъяснить ситуацию я попросил моего старинного товарища Владимира Холодова. Он занимается подобными вопросами по линии защиты прав потребителей. Вот что сказал мне Владимир Холодов:

— Видеонаблюдение не входит в общее имущество дома, которое обязаны содержать все собственники квартир. Это дополнительная услуга, которую должны оплачивать только те, кто дал согласие. Если Любовь Александровна не нуждается в этой услуге, о чем она официально сообщила, она не обязана ее оплачивать. Сейчас ей надо обратиться в суд. При себе иметь свидетельство о праве собственности на квартиру, копию документа, на основании которого с нее потребовали оплату видеонаблюдения, и квитанцию от ТРИЦа. Если ей самой тяжело написать исковое заявление, мы ей поможем и будем присутствовать на судебном заседании.

Всё услышанное от Холодова я пересказал пенсионерке Фоменко, – завершает историю журналист Виктор Егоров. – Она расчувствовалась, сказала спасибо, а потом добавила: «Мое мнение никого не интересует. Только муж меня поддержал и всё. Мы с ним живем, как в стаде баранов, и каждый баран залазит к нам в карман».

В России подобные инциденты происходят всё чаще. Так, в 2016 году жители Казани через суд добивались отмены навязанной им услуги “видеонаблюдения” – эта история, о которой подробно писала местная пресса, стала всего лишь одним из эпизодов в череде подобных историй по стране.