Города и поселения на границе Сибири и Урала – это особенная природа, ососбенный пейзаж, особенный дух. В предгорьях Урала в районе Лабытнанги можно выйти на чистейший лесной ключ и обнаружить полностью автономное и разваленное в девяностых крупное производственное объединение. Обо всём этом – в репортаже о путешествии по приполярному Уралу блогера Гогена Арго.

Наш небольшой город — Лабытнанги — является единственным уральским городом в Ямало-Ненецком автономном округе. Расположившийся в самом начале предгорья, он буквально смотрит на Сибирь и расположенный по ту сторону Обь-реки окружную столицу — Салехард. При этом никто (кроме, может быть, местных геологов) не знает, где здесь точно проходит урало-сибирская граница. Хотя рельеф городской местности извилистый, и по мере удаления на запад город, очевидно, всё более возвышается над уровнем моря, в Лабытнанги не наблюдается каких-либо скалистых обрывов или каменных выступов из-под земли. Однако, обладая сведениями из первых рук, могу сказать, что в некоторых районах города при строительстве домов возникали затруднения в забивании свай — они упирались в камень.

Находясь в этих краях, я пребываю в постоянных разъездах между городами и посёлками. Но много денег на дорогу у меня не уходит, а зачастую — вообще ни копейки, поскольку обычно я здесь путешествую автостопом. Ну а какой смысл тратить лишние 400 рублей, чтобы просто добраться за 35 км, тем более, когда некуда торопиться? А поскольку я много лет прожил здесь, то часто на трассе встречаю старых знакомых, которые, конечно же, охотно довозят меня, куда надо.

Эта дорога через тундру — трасса, соединяющая Лабытнанги с посёлком городского типа (далее — пгт) Харп, когда-то находившимся в административном подчинении городу. Туда я и направляюсь, и потому голосую здесь.

Поначалу дорога здесь довольно ровная, но чем дальше, тем извилистее и тем выше она поднимается. И впереди, на горизонте, просматривается высокогорный хребет, который по ходу становится всё ближе и ближе. Одним словом, понятно, что поднимаешься выше по склонам. При этом ландшафт местности здесь достаточно пологий.


Вот так полярноуральская тундра выглядит в сентябре.

Где-то после 30-го километра пути, почти на подъезде к пгт Харп, авдорога в очередной раз идёт на подъём, образуя небольшой серпантин. Это, а также увалистый, очень извилистый ландшафт этой местности и булыжники (а не просто камешки) под деревьями со всей ясностью дают понять: ты не просто в предгорье, здесь уже можно смело сказать — ты на горах.


Вид с автодороги на долину реки Собь. Сама река, в силу своей отдалённости и узости русла, не видна здесь.

Вот, я и приехал. До самого посёлка остаётся всего пара километров, но здесь я останавливаюсь и продолжаю свой путь пешком.

Среди массы достоинств Полярного Урала я бы особо отметил воду — что в водоёмах, что в мерзлотной земле этого края. Как раз здесь, на подъезде к Харпу, находится одно из таких мест, где можно получить не просто чистую, но чистейшую воду.

Этот небольшой жестяной колодец стоит на лесной опушке возле дороги, и потому его можно не заметить, проезжая мимо на машине. Однако само это место можно узнать издалека благодаря стоящим здесь машинам и выходящим из них людям с ёмкостями в руках. Очевидно, сюда идут, чтобы набрать ключевой воды.

Вода чистейшая, а главное — первозданная, не тронутая никаким техническим воздействием.

Что ж, испив холодной, освежающей воды, направляюсь дальше — по просеке, идущей от источника вверх по склону.

Деревья в харпских окрестностях, конечно, не такие, как у нас в Екатеринбурге, но, стоит отметить, достаточно высокие по сравнению с лабытнангскими и в целом теми, что растут в тундре.

Просека выводит меня к железнодорожной ветке, проходящей по возвышенности. Впереди виднеется горный массив Рай-Из. Кажется, он совсем близко, но нет, до него даже на поезде добираться несколько часов, и то ещё придётся потратить уйму времени на то, чтобы подойти к самому его подножию, не говоря уже о том, чтобы забраться наверх.

А видите вон ту небольшую гору вдалеке, выше и чуть правее маленького розового здания? Вот до неё ещё можно дойти пешком, если, конечно, у вас есть много времени, и вам не лень. Это Чёрная гора, излюбленное место многих харповчан и гостей посёлка Северного сияния.

 

И вот, наконец, когда до посёлка уже совсем рукой подать, возле железной дороги показываются каменные выступы. Это и есть то место, которое мне нужно.

Скорее всего, когда здесь прокладывали железную дорогу, то не обошлось без срезания грунта.

Эти скалы просматриваются даже с автодороги, но, ввиду закрытости деревьями, на них можно не обратить внимания, если не присматриваться.

Подойдя к самому подножию этого обрыва, я подумал: зачем здесь эти деревья? Вот сделали бы тут небольшую вырубку — только возле скал — и был бы гораздо красивее обзор и с железной, и с автомобильной дороги. А главное, сама природа будто бы подчёркивала каждому прибывающему сюда: «Ты — на Урале».


Как же живописно!

Скалы эти оказались ступенчатыми, а потому я, конечно же, не раздумывая, полез наверх.

Выше…

Ещё выше…

Ещё выше…


Вдалеке видны дома пгт Харп.

Ещё немного…


Просторы полярноуральского предгорья. Завораживает!

И вот, наконец, я на самой вершине обрыва.

Ничего особенного, просто остатки разваленного в 90-е производства. Типичный для современной России антиутопический пейзаж.

Пройдя немного по лесу на вершине обрыва, я вышел на прогалину, которая напомнила мне русло ручья. Возможно, оно и есть. Учитывая крутизну склона, по которой оно проходит,  вполне вероятно, что талые воды в соответствующие сезоны могли образовать здесь русло.

Ну и, конечно, куда ж без предостережений о важности соблюдений правил безопасности во время нахождения в лесу. Если присмотреться к белой доске на фото, то можно разглядеть надпись: «Всё живое погибло в огне. Не по твоей ли, турист, вине?». А под надписью — рисунок по теме, но он здесь не так хорошо просматривается.

К тому времени, как я спустился по этой прогалине вниз к железной дороге, на часах было 18 часов (екб), и солнце постепенно заходило. Да, в этот сезон здесь темнеет достаточно рано.

Автор фото и текста – Гоген Арго