Эстрадный певец Игорь Саруханов считает, что исполненная Аллой Пугачёвой во время новогоднего концерта на Первом канале песня “Я летала” – это плагиат его давнего произведения. Речь идёт о песне “Придуманная любовь” авторами которой являются сам Саруханов и поэт Александр Вулых.

– Я бы не сказал, что это был хороший подарок на Новый год для меня. Я до сих пор в трансе нахожусь, – заявил Саруханов.

Песню “Я летала” сочинил композитор Олег Влади, – если он, конечно, сочинил её, а не позаимствовал у Саруханова. СМИ, которые традиционно хвалят Пугачёву, не приносящую музыкальных открытий уже несколько десятков лет, начали защищать певицу и композитора, восхищаясь песней “Я летала”.
Между тем песня, клип на которую был показан в новогоднюю ночь и, видимо, дожен был потрясти россиян глубиной откровения, нельзя назвать вторичным. Точнее будет назвать его “приветом из девяностых в худшем их виде”. Это можно сказать и о бесцветной незапоминающейся мелодии, и о бездарном невнятном тексте, и о внешней стороне продукта: лицо Пугачёвой, взятое точно из клипа “Сильная женщина плачет у окна”, с таким же трагическим выражением женщины, способной на подлость лишь потому, что она много страдала.

Пугачёвой давно следовало с достоинством уйти со сцены, её бесконечное с купеческой настырностью клонирование самой себя объяснить невозможно уже ничем.

Но безвкусица и музыкальные провалы последних десятилетий объясняются легко. Здесь речь идёт о том же, что произошло в кино и в театре: падение советской системы государственного контроля в искусстве, уничтожение худсоветов, редактуры и даже – теперь уже понятно и это – советской цензуры – торпедировало весь пласт деятелей культуры восьмидесятых – за редким-редким исключением никто из них без советской системы качества не смог создать ничего приличного. Отвратительные похабные пошлые песни и такие же пошлые артисты заполонили эстраду, отвратительные бессмысленные кинокартины – экраны кинотеатров. К сожалению, даже те, кто казался классиками – кинорежиссёры-мастера, окружённые народной любовью за нестареющие хиты, – даже они пали жертвой свободы и демократии: то, что они предложили публике после распада СССР, – оказалось позорным. Не смогла преподнести нам ничего, даже близко стоящего по уровню с её песнями советского периода и Пугачёва. Сейчас уже многим понятно и то, что большой ошибкой Пугачёвой стала и её стратегия превращения личной жизни в, как считают зрители, балаган. Чем дольше Пугачёва будет мозолить глаза со своими маловразумительными музыкальными “приветами из девяностых”, тем больше вероятность, что она запомнится зрителям не как Артист, а как “комическая старуха”.