Уходящий год принес российским нефтяникам немало волнений, но гораздо меньше неприятностей. Про него можно с полным основанием сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. Судите сами.

1. Добыча нефти в истекающем году ожидается в размере 547 млн тонн, это на 0,5 млн т меньше 2016 года. Но поскольку этот год был на день короче, среднесуточная производительность все же выросла на 0,18% и составила 10,88 барр./сут. От души спасибо всем странам-экспортерам за аккуратное исполнение принятого соглашения. Это несложно, когда инвестиции замерли и добыча сокращается сама. А рекорды пусть ставят американцы, сначала рекорд роста, потом – падения… Замечу, что наша экспортная выручка за счет подорожания нефти в 2017 году выросла на $20 млрд.

2. Нефтяные цены Brent за год выросли на 18,8%. Можно было бы и побольше, но и на том спасибо. Долгосрочный растущий тренд продолжается уже почти два года; летом биржевым медведям его развернуть не удалось, в последнем квартале он преодолел сначала уровень $60, и вчера – $66, обновляя двухлетние максимумы.

3. Несколько удивило продолжение роста добычи трудноизвлекаемой нефти в США, в течение первых трех кварталов она увеличилась с 4,22 до 4,84 млн барр./сут. Впрочем, эта жидкость становится все меньше похожей на нефть: 1,5 млн барр./сут. американцы пытаются пристроить на экспорт, но ее уже плохо берут. Потому и цена на американскую WTI все больше отстает от Brent, разница между ними достигла 10,7%, что вполне отражает прогрессирующее ухудшение свойств летучей сланцевой субстанции.

4. В уходящем году постепенно затихали разговоры об изменении нефтяных налогов. Руководство отрасли, наконец, осознало, что налоговый маневр губительно сказывается на нефтепереработке и нефтехимии. Его остановили и в будущем году углублять не будут. Прекратились дебаты о налоге на финансовый результат. Зато Самотлору в порядке эксперимента представлена льгота по НДПИ в размере 35 млрд рублей ежегодно. Необычное такое решение, одноразовое, но масштабное. Продолжаются вялые телодвижения по налогу на дополнительный доход, но в будущем году он принят не будет. Это прекрасно.

Все эти прожекты для России вредны. Они провоцируют повышение цен на бензин, ликвидируют природную ренту и уменьшают доходы бюджета в пользу иностранных потребителей. Искренняя благодарность тем, кто вольно или невольно тормозит их продвижение.

5. Зато добыча газа в этом году на 8% больше прошлогодней, на уровне 680 млрд куб. м. Запасами газа мы обеспечены лучше, чем нефти, можно пока производство наращивать. Отметим, что росту немало способствовали прохладная зима в Европе и низкие газовые цены. Понимая, что они не вечны, потребители до отказа заполнили свои хранилища. В будущем году ждем роста цен при сокращении спроса.

6. Стокгольмский арбитраж постановил , что договоры с Газпромом можно не выполнять. Ну подумаешь, стороны совершенно добровольно согласовали в договоре формулу цены… Че-пу-ха. Арбитры считают ее высоковатой, «нерыночной» и снижают на 100 долларов. Норвежцы с Литвой правильно заключили договор по принципу «бери или плати». А Газпром с Нафтогазом – неправильно, арбитраж этот принцип отменяет. Зато он «обязует» Нафтогаз ежегодно покупать у Газпрома 5 млрд куб. м газа. Но тот может смачно плюнуть на это обязательство, поскольку (см. выше) платить за невыбранный газ не обязан.

Мотивированное решение еще не опубликовано. Очень мне любопытно, как суд будет ужом извиваться, обосновывая такую наглость. За счет «пересмотра цены» Газпром теряет чуть больше $0,5 млрд. За такую науку – недорого: пора уже всем в России убедиться: в Европе жулики везде. Во власти, в компаниях, в судах. И урезать до минимума с жульем договоры, благо трубы на восток строятся согласно графику.

7. Самое полезное несчастье – это американские санкции. Они крепко закрыли нашим нефтяникам путь к сланцевому раю, которого в России не оказалось. Роснефть теперь не сможет в партнерстве с Эксоном выбросить псу под хвост $150 млн на отработку сланцевых технологий. Чтобы убедиться в отсутствии колоссальных запасов в баженовской свите, «Газпром нефти» хватило в 10 раз меньшей суммы.

То же и на шельфе. Жаль, что итальянцы соблазнились перспективами разведки и начали в Черном море бурение первой скважины. Но зато северный и дальневосточный глубокий шельф пока останутся нетронутыми. Осваивать их сейчас – опасная глупость, спасибо санкциям, что не дают ее совершить. Все страны начинают с мелководного шельфа, создают там береговые базы, обзаводятся техникой для ликвидации возможных аварий, и только потом идут на большие глубины.

Втайне я мечтаю о том, чтобы санкции расширялись. Почему бы Западу не объявить эмбарго на поставки российской нефти? Первый год будет трудно, но зато нефтяные цены вырастут в 1,5 раза. Потом у нас появятся новые танкеры, модернизированные заводы и доходы от других отраслей. А нефтяные запасы нам еще пригодятся, вернемся к ним, когда цены превысят $150 за американскую бочку.

Лучшая стратегия для России состоит в планомерном сокращении добычи и экспорта нефти. Думаю, власть сама на нее не решится, все надежды только на наших недоброжелателей. «Слава богу, мой дружище, есть у нас враги…» – очень верно пел Юрий Визбор.

С Новым годом вас, дорогие друзья!

Давайте встретим его, как всегда, с оптимизмом. Пусть следующий год будет не хуже уходящего. А за новогодним столом я обязательно подниму пятый или шестой тост за наших противников, которые не дают расслабиться и настраивают нас на борьбу. Потому что борьба – это и есть жизнь.

Александр Хуршудов, khazin.ru
Фото – нефтяные вышки, соцсети