Писатель и общественный деятель Эдуард Лимонов опубликовал статью, посвящённую премьере спекталя “Нуреев” в Большом театре. Спектакль ещё до премьеры вызвал несколько скандалов. Лимонов рассказал о том, что живя в США, несколько раз встречался с Барышниковым – другим известным эмигрантом из советского балетного мира. Барышников, по мнению Лимонова, вёл с Нуриевым “балетную войну”, в результате которой вытеснил того в Европу.

Лимонов пишет:
“Миша Барышников, скорее коротконогий в сравнении с Нуриевым, трудяга с мокрой чёлкой, выглядел рядом с Рудольфом всё-таки крестьянином. Того гламура и того ошеломляющего эффекта присутствия, которым обладал татаро-монгол, Миша не излучал.
Было и ещё одно различие между Барышниковым и Нуриевым, не видимое с первого взгляда.

Рудольф, пусть и сбежавший на Запад, не позволил себе скатиться до уровня антисоветизма, выражавшегося всегда наилучшим образом в русофобии, а «Миша» всё же снялся в нескольких примитивных антисоветских фильмах.

Perverted, может быть, в личной жизни, Рудольф оказался стойким солдатом Российской империи, высокомерно державшим в повиновении своих фанатов, скорее презиравшим тщеславный Запад, в то время как русский «Миша» всё же прогнулся под них”.

Пользователи форума актвино обсуждают статью Лимонова. Многие считают, что слава самого героя недавней премьеры в Большом сильно преувеличена, и не будь за ним истории скандального побега из СССР а также именно легендарной советской балетной школы, то и не был бы он столь знаменит.

Вот некоторые высказывания комментаторов:

– Что-то мне кажется, что Нуриев на Западе стал звездой только потому, что был беглым…

– Он еще испортил несколько наших балетов-шедевров, ставя их по памяти и переделывая под себя, а иногда опошлял , чтобы западная публика могла посмеяться, напр. над лебедем.

– Нуриев тоже был “выращен” значительно более своего объема. Если бы не иммиграция, его бы было не слышно и не видно. Так же как и Барышникова. Ведь СССР тогда был первой и главной страной в области балета. Уже нет.

– Сейчас нет уверенного лидера в балете, но Covent Garden, Licee, Paris – более интересные постановки. Их больше, они разнообразнее, чем наши. Как говорится, все можно потерять… Единственное утешение – везде много наших танцует…

Эдуард Лимонов несколько слов написал и о самой премьере балета в “Большом”. Он считает, что на балет о танцоре нуриеве пришли именно те, от кого он и бежал в своё время из СССР:

“В 21-м веке, несколько дней тому назад состоялась премьера спектакля «Нуреев» в Большом театре.

Ловкие люди связали имя великого танцора с именем режиссёра Кирилла Серебренникова.

На сцене — состоялась баня и тщеславное прыгание и топтание на великом артисте.

В зале были все те, от кого Рудольф и бежал из СССР — России: чиновники, министры, богатеи-олигархи, как минимум Прохоров и Абрамович. Их жёны, настоящие и бывшие, дети, сёстры, братья и домочадцы”.