На прошлой неделе общество было взволновано сразу двумя трагическими историями в делах людей искусства. Первая история – о грядущем, судя по всему, разводе Армена Борисовича Джигарханяна, который оказался объектом манипуляций со стороны собственной супруги, а вторая – о, как уже сегодня говорят, “гибели” актёра Дмитрия Марьянова.

Обе истории объединяет то, что в отличие от большинства громких тем, поднимаемых СМИ в связи с современными актёрами и режиссёрами, в данном случае речь идёт о людях действительно талантливых, выдающихся и незаурядных. И причиной трагических событий в их жизни стало, если подходить очень грубо,- то, что в них, как говорил герой драматурга Островского о Ларисе Огудаловой, “земного” мало, они немного не от мира сего, и приспосабливаются к жестокой и агрессивной реальности с трудом.

Дмитрий Марьянов некоторое время назад уже исчезал с экранов ТВ, из кино и сериалов, затем появился, как рассказывал он сам, вполне благополучным, но сильно изменившимся.

Благополучие, судя по всему, оказалось лишь видимостью, потому что уже сегодня пресса выяснила, что в скорую помощь актёра доставили из частной клиники “Феникс”, где лечат от “химических зависимостей”.

В прессе бушует обсуждение, насильно ли удерживают пациентов в таких клиниках. Как правило, их туда приводят родственники, и вопрос о том, насколько добровольно остаются зависимые в стеных реабилитационного центра, остаётся несколько открытым.

Сегодня одна из сотрудниц центра, где находился Марьянов, психолог, сообщила каналу РЕН ТВ:

– Я не могу сказать, что его насильно кто-то удерживал. Его привезли люди, которые желали ему добра. Насколько мне известно из того, что я читала, он сам хотел избавиться… У него алкогольная зависимость была, это всем понятно. Возможно, он подумал, что это шанс, возможно, его близкие подумали.

В клинике работали по миннесотской модели реабилитации, состоящей из двенадцати шагов. Сегодня именно эта модель практикуется почти во всех странах мира в аналогичных центрах.
Речь идёт именно о психологической реабилитации, а не о лечении. Лечение и вывод пациента из острых состояний в центре не ведут: это происходит в больнице. Сюда пациент приходит позже, приняв решение об избавлении от зависимости. В этом, судя по всему, корень проблемы: в центрах реабилитации часто даже нет врача, и в случае с Марьяновым получилось, что, когда пациент оказался в тяжёлом состоянии, видимо, никто не смог оказать квалифицированную помощь и принять верное решение о дальнейших действиях.

Психолог сообщила тележурналистам, что видела Марьянова в четверг и он был в хорошей форме:

– Он даже присутствовал на моем мероприятии. Он был в полном здравии. Мы виделись с ним. Я уехала в четверг. О случившемся я узнала из телевидения.

Первоначальные сообщения в СМИ пестрели информацией о том, что несчастный случай произошёл, когда актёр отдыхал с друзьями на даче в Лобне, и что, якобы, друзья везли его в город, когда ему стало плохо. Сегодня выяснилось, что информация неверна: Марьянов был в клинике, там ему стало плохо и оттуда его везли сотрудники центра. Судя по всему, сотрудники по неизвестной пока причине хотели скрыть пребывание Марьянова в клинике. Это легко объясняется тем, что любой пациент, а популярный – особенно, хочет сохранить анонимность подобного лечения. Но, возможно, в клинике имели место нарушения очередности вывода пациента из острого состояния – Марьянова могли взять на реабилитацию в тот период, когда его организм еще не был очищен от отравления, чего делать нельзя. Однако на такие нарушения идут, когда у пациента нет времени, когда он занят и зависит от графика, например, своей работы.

Сегодня РЕН ТВ цитирует анонимного пациента того же реабилитационного центра, где находился Марьянов. Пациент находился в центре, когда актёру стало плохо:

– В три часа ночи он поймал так называемую “белку”. Начал ходить по отделению. Я слышал разговор в комнате, в итоге он успокоился. С утра, когда он не мог уснуть, он пошел ходить “всех шатать”… Они уложили его в нижний этаж, начали закалывать его – галоперидол, феназепам. И еще что-то было.

Сам центр находится в Лобне в посёлке так называемых “генеральских” дач. Элитный особняк был выкуплен у наследников представителей советской элиты. Сначала СМИ сообщили о том, что в интернете нет следов реабилитационного центра “Феникс”. Это возможно, так как подобные учреждения часто не рекламируют себя, а услугами их пользуется достаточно узкий круг. Однако оказалось, что центр как раз вёл свой сайт, и страница его была удалена в ночь трагических событий с Марьяновым.

Вот фотографии центра “Феникс” с его сайта, которые сохранились в архиве:

центр Феникс

В России очень много актёров, имена которых не сходят со страниц СМИ в связи с глубокомысленными интервью, которые они дают, или спектаклями, которые они выпускают. Все они любимы телевизионным и политическим начальством, и все они бездарны. Марьянов – из другой, очень редкой категории. Он оказался в профессии не случайно, не ради известности, – и благодаря таланту. К сожалению, и его засосало в пучину: актёр тоже как-то принимал участие в низкопробных телевизионных шоу, где талант и народная любовь становятся разменной монетой для торговцев пельменями.

Лучшие образы Марьянова – это настоящие герои, именно такие люди, которых так судорожно ищет сегодня Россия и не может найти в жизни: Марьянов интуитивно и в силу душевного склада нащупал этот образ и сумел его показать. Марьянов показал на экране благородство, патриотизм, высокое служение долгу и родине, и поэтому он, в отличие от иконостаса жёлтой прессы и глянцевых изданий, останется в искусстве навсегда.

Его трагическая гибель – на совести общества, которое не позволяет тонким и чувствительным натурам существовать в нём: общество аморально, оно коррумпировано духовно и физически – ценности, за которые следовало держаться, были растоптаны, и сегодня подвергаются троллингу и осмеянию – причём, в первую очередь, со стороны власти. Увы.

Есть ещё одна проблема в связи с этой историей: СМИ уже начали активные нападки на центр “Феникс” и подобные заведения. Пресса не стесняется заголовков: “Россия опутана целой сетью подпольных наркоклиник”. Вообще-то, Россия опутана не сетью наркоклиник, а сетью алкоголиков и наркоманов, которые порождены прогнившим и насквозь несправедливым обществом, отказывающем людям в лечении. Кто ещё, какие учреждения берут на себя обязанность работать с такими пациентами? Никто. Государство не занимается многими вопиюще важными вещами, которыми должно заниматься, и уж тем более ему не до лечения алкоголиков. А в клиниках, подобных “Фениксу”, находятся пациенты, которые вылечиваются и меняют свою жизнь, и их много. Вся эта трагическая история достаточно позорна, и ещё более позорным будет начать выживать из общества тех, кто на своём посту пытается бороться с его пороками.

Print Friendly, PDF & Email