Чёрный дым с удушающим запахом оставляет несмываемый налёт на стенах домов, окнах, на автомобилях жителей посёлка Белый Яр Сургутского района. Окна приходится просто выбрасывать и ставить новые: налёт не отмывается. Люди страдают респираторными заболеваниями и мучаются от ужасного запаха.

Об экологичкеской катастрфое в Белом Яру мы ранее рассказывали в статье “Автомобили не отмыть от налёта, люди страдают респираторными заболеваниями”… Как в Белом Яру утилизируют отходы”.

Могли ли власти разрешить строительство мусоросжигательного завода в такой близости от жилых кварталов? – спрашивают белоярцы, но тщётно. Уже несколько лет пытаются граждане добиться ответа на свои вопросы. О закрытии завода они даже уже и не мечтают.

Завод, как выяснилось, принадлежит ООО “Сибирская экологическая компания”. Компания утилизирует отходы высоких классов опасности. Но автомобильные покрышки валяются прямо на земле, что является нарушением элементарных норм обращения с отходами. Жители окружающих домов видят выброшенные и хранимые без соблюдения норм безопасности ртутные лампы, а также их бой, который, по их мнению, просто складируется на земле. Журналисты и местные активисты даже не раз снимали видео, где видно, как ненадлежащим образом убирают и уносят в неизвестном направлении ртутные лампы. Но все усилия не привели ни к какой реакции властей или органов по охране природы.

Журналисты местного ТВ даже пытались связаться с владельцем организации и взять у него интервью, но бизнесмен потребовал за интервью денег, позже, впрочем, узнав, что репортер вела запись разговора, заявил, что пошутил. Но интервью не дал. И на территорию предприятия съёмочную группу не пустил.

Жители Белого Яра вызывали Росприроднадзор, но когда эксперты приезжали, дым в трубе завода становился прозрачным, что неудивительно: инспекторы заранее предупреждают предприятие о своём визите.

В Результате всех перипетий белоярцы за несколько лет добились только того, что вредные вещества сжигаются теперь только ночью, видимо, когда мало кто увидит цвет дыма.

А представители государственных служб по-прежнему безмолвствуют.

Print Friendly, PDF & Email