Обычные люди понятия не имеют о том, что происходит в закрытых спецучреждениях. О внутренних порядках и правилах, законах, принципах работы и общения. На то они и специальные – предназначены для определенных категорий граждан. Не то чтобы это была совсем закрытая и конфиденциальная информация. Впрочем – да. Действительно конфиденциальная, и почти всегда закрытая. До той поры, пока не случается что-то, что выходит из-за высоких заборов и оград и становится известным широкой общественности.

Скандал, трагедия или уголовное преступление. Почти всегда за подобным событием скрывается целая история. Почти всегда это трагедия, тщательно спрятанная в стенах спецучреждения, покрываемая педагогами, воспитателями, руководством и самими воспитанниками. Из страха, стыда или корысти.

Часто фигурантами подобных историй становятся несовершеннолетние.

Какова же ситуация со спецшколами в России? Что все-таки происходит за закрытыми дверями этих учреждений?
На сегодняшний день в нашей стране спецшколы остались практически без внимания. Они живут сами по себе и работают по устаревшей либо неунифицированной нормативно-правовой базе.

На днях член комитета Государственной Думы по образованию и науке Алена Аршинова направила запрос в адрес министра образования и науки Ольги Васильевой с просьбой предоставить информацию о положении дел со спецшколами для трудных подростков.

«Отсутствует единое для всех таких спецшкол актуальное современное положение, регламентирующее их функционирование. Кроме того, по имеющейся информации, удручающее положение дел с такими спецшколами приводит к усугублению ситуации с трудными подростками, не способствует их воспитанию, обучению и социализации, а наоборот подталкивает их в криминальный мир», – заявила Аршинова.

Что из себя представляют спецшколы для трудных подростков?

Место, куда детей не родители приводят за руку, а привозят на машинах с зарешеченными окнами. А попадают сюда по приговору суда.
Основанием для отправки ребенка в спецшколу, может стать:

  • совершение преступления, если возраст не соответствует наступлению уголовной ответственности;
  • возраст соответствует уголовной ответственности, но ребенок отстает в психическом развитии;
  • подросток осужден по статьям, предусматривающим преступление средней тяжести, но освобожден от наказания по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как правило, комиссия по делам несовершеннолетних ходатайствует в суде о направлении нарушителя в специальную школу-интернат для трудных подростков. Несовершеннолетний перед рассмотрением дела в суде – с разрешения родителей – проходит медицинское (в том числе и психиатрическое) освидетельствование. В случае отсутствия такого разрешения все мероприятия проводятся по решению суда.

А что же внутри?

Дети учатся по школьной программе, но с уклоном на трудовое воспитание. Кроме того, здесь обязательный и четкий распорядок дня, жесткая дисциплина, передвижение по периметру и контрольно-пропускные пункты на входе.

По закону, после учебы в таких учреждениях, если все в порядке, дети могут вернуться в обычную школу, закончить ее и поступить в ВУЗ. Формально нет никаких препятствий для дальнейшего образования. Вроде бы и нельзя сказать, что пребывание в подобном заведении – это пятно на всю жизнь. Но на деле жизнь в подобных местах часто накладывает несмываемый отпечаток. Не говоря о том, что именно суд направляет детей в спецшколы, и в личном деле, конечно же, остается об этом запись.

Что же все-таки происходит за закрытыми дверями этих учреждений? В СМИ то и дело появляется информация о насилии, издевательствах и многочисленных побегах их подобных интернатов.

Буквально на днях под Киевом задержали сбежавшую из школы-интерната в Белгородской области 16-летнюю девушку. Как она оказалась в другом государстве, сейчас выясняют правоохранительные органы.

В начале сентября в Няндоме Архангельской области из учебно-воспитательного спецучреждения для трудных подростков сбежали двое воспитанников. А в июле из учебно-воспитательного учреждения в Тельме в Иркутской области сбежал 21 подросток. Каждый раз следственные органы проводят проверки, чтобы выяснить причину побега, не совершались ли над детьми какие-либо противоправные действия. Иногда (да что там – часто) такие проверки приводят к плачевным открытиям.

Так произошло и в сургутской спецшколе №2, скандалы вокруг которой не прекращаются вот уже который год. Из нее бегут не только воспитанники, но и увольняются педагоги.

Впервые в поле зрения СМИ школа попала в октябре 2014 года, когда из нее сбежали восемь подростков. Затем двое воспитанников исчезли с выездных соревнований. И в том и в другом случае беглецов нашли и вернули обратно. Следующая история с побегом уже тринадцати детей в октябре 2015 года, хоть и наделала много шума, но закончилась тоже благополучно. Правда случай все же стал поводом для прокурорской проверки учебного заведения. Выяснилось, что воспитанники пытались устраивать бунты, самовольно покидали «периметр» (на школьном сленге так называют территорию заведения).

Следующий раз общественность услышала о школе в январе 2017 года, когда возмущенные родители написали заявления на 17-летнего воспитанника учреждения. Подросток избивал и пытал сверстника, которого позже госпитализировали с ожогами стоп. Как затем сообщили в правоохранительных органах, подследственный требовал от пострадавшего деньги и пытал его в душе, обливая ноги кипятком.

Дальше – больше. Стали вскрываться другие подробности «спецшкольной» жизни. По словам одной из матерей, у девочек, которые содержатся в спецшколе, вымогали деньги, забирали сотовые телефоны, а также их избивали и насиловали. Вину за все это возложили находящегося ныне под следствием воспитанника.

Недавно пресс-служба Следственного управления СК России по Югре сообщила, что расследование этого уголовного дела завершено. Следствию, которое длилось почти полгода, удалось выяснить, что обвиняемый систематически избивал других воспитанников, под угрозой насилия требовал отдавать ему личные вещи и деньги. Всего ему инкриминируют 15 эпизодов преступной деятельности, в том числе особо тяжких преступлений. По ходатайству следователя и решению суда весь период следствия обвиняемый находился под стражей. В скором времени он предстанет перед судом.

Какое будущее ждет спецзаведения страны и в том числе сургутскую школу №2, остается неясным. Пока оно весьма туманно. Конечно, многое зависит от конкретных руководителей на местах, но проблема требует системного решения. Потому что – да, они все-таки дети, и они – тоже наше будущее. Трудные дети всегда требовали больших усилий, большего внимания и, может быть, даже большей любви. Ведь часто именно такие дети, становясь взрослыми, меняют мир. К худшему или к лучшему, зависит от нас.

По материалам: АиФ-UGRA, 76.ru, ER.ru, Газета.ru, FB.ru, ПульсПлюс.