В Югре обсуждается инициатива по изменению одного из главных символов государственности – герба Ханты-Мансийского автономного округа. К обсуждению привлечены эксперты, общественники, историки, все желающие могут высказать собственное мнение о проекте нового герба. Создается впечатление, что в округе сегодня нет более животрепещущей темы, чем выбор нового символа. Но так ли это на самом деле?

Для начала сравним два герба (действующий и проект нового):

Мотивы в пользу отказа от ныне действующей версии герба целых две:

• Не соответствует нормам геральдики

• Не зарегистрирован в Государственном геральдическом регистре Российской Федерации

И правда, в Госрегистре наш флаг есть, а герба, увы, нет.

Но Указ Президента РФ от 21.03.1996 №403 “О Государственном геральдическом регистре РФ” никак не обязывает субъекты Федерации проводить геральдическую сертификацию своих государственных символов. Наверное, наличие соответствующего свидетельства – вещь приятная, но не неизвестно ни одного случая, когда бы обращение государственного символа региона было ограничено в связи с его отсутствием в Госрегистре.

Муниципальным образованиям округа повезло больше. На сайте Союза геральдистов указаны 55 символов муниципальных образований Югры, включённых в госрегистр. Кстати, всего на ныне действующих 22 гербах муниципальных районов и городских округов присутствуют: глухарей – 6, соболей и медведей – по 4, рыб разных – 3, оленей, белок, лис и журавлей – по одному. Примерно в 12 гербах имеется изображение деревьев (либо их частей).

Претензии со стороны высокой геральдической науки к нашему действующему гербу таковы:

• Отсутствуют символы двух княжеств – Кондийского и Югорского, являющихся историческими истоками Югры

• Отсутствует корона, изображение флагов и знамен, щитодержатели

• Неправомерно использованы венки, цвет ленты, указание на ленте название субъекта, а также символ “заячьи уши”

Но, согласно нормам составления территориальных и муниципальных гербов, вышеперечисленные требования нельзя отнести к обязательным. Если для городских гербов историческая преемственность важна, то гербы губерний, областей, уездов и т.д., существовавших до революции, были “распущены” реформой территориально-административного устройства в 1928-1929 годах. А вогульское Кондинское княжество “укрупнено” ещё в 1594 году. Поэтому напрямую считать Югру “геральдической наследницей” Кондинского или Югорского княжества нельзя.

Согласно нормам, Югра может в качестве территориального или “морального” преемника древних княжеств воспользоваться отдельными символами исторических гербов, но вполне может этого и не делать.

Современный обыватель живёт не в безвоздушном пространстве, а в информационном поле, перегруженном разными символами и смыслами. Отсылки к истории допустимы, но эти отсылки должны не только соответствовать нормам геральдической науки, но и быть понятными для обывателя и не входить в противоречие с современными стереотипами. Иначе получается иногда забавно, а иногда – не очень.

Вот, допустим, герб Берёзовского района, заслуженно считающийся одним из самых древних в Югре. Описание герба гласит: “въ серебряномъ полъ, 3 дерева березъ, въ знакъ имени сего города”. Но современный обыватель, не обременённый историческими знаниями, иначе чем “три тополя на Плющихе” этот герб не прочтёт.

герб Берёзовского районаВ Октябрьском районе стилизованное изображение лесной женщины “Миснэ” больше смахивает на тетеньку-химика, заглядывающую внутрь реторты.

герб Октябрьского рйона

Излом посередине поля герба Югорска неизбежно вызывает ассоциации с 16-й руной «соулу» германского алфавита, а также с одиозным воинским формированием Второй мировой войны, которое использовало эту символику в знаках различия.

герб Югорска

Все эти гербы благополучно имеют свидетельства в Госрегистре, что никак не является гарантией их однозначного прочтения и толкования с точки зрения современного обывателя, по случаю прогулявшего уроки истории.

Щитодержатели являются не обязательным элементом на гербах субъектов:

“Государственный статус субъектов Федерации дает каждому из них безусловное право помещать щитодержателей в собственных гербах”.

То есть Югре можно поместить на свой герб щитодержателей, а можно и обойтись без таковых.

Вот, например, герб Курганской области. У наших соседей по федеральному округу щит есть, но щитоносителей нет. Как нет и корон, знамён, флагов и волшебных единорогов. Отсутствие вышеперечисленного не мешает гербу Курганской области быть благополучно внесённым в госрегистр под №221.

герб Курганской областиСамый неоднозначный вопрос с венками и подписью на ленте, которые “неверно отражают статус и достоинство округа, поскольку указывают на лишённость владельца самоопределения”. Про венки “нормы” говорят следующее:

“Венки в российских гербах тоже традиционно рассматриваются как знаки статуса, и до общей федеральной систематизации их имеет смысл избегать.”

Кедровые ветки присутствуют в проекте нового герба, но не в качестве венков, а в качестве площадки для щитоносцев. То есть это надо понимать так, что “кедровые ветви зеленого цвета” на действующем гербе “не той системы”. Но в “нормах” каких-либо ссылок на “системы применения венков” нет.

В гербах субъектов присутствуют разные растения в том числе и такие экзотические, как рододендрон и даже белый лотос в гербе Калмыкии №150 госрегистра. Почему белый лотос вписался в “федеральную систематизацию”, а кедровые ветки – нет?

герб КалмыкииЧелябинская область использует в качестве венков две ленты ордена Ленина, что вряд ли может быть оправдано следованию традиций “старины глубокой”:

герб Челябинской области

Верблюд в короне с лентами ордена Ленина и без всяких щитоносцев – гордый двугорбый герб Челябинской области, фигурант госрегистра №897

Наверное, цвет ленты, надпись на ней, использование “заячьих ушей” важны с точки зрения геральдической науки. Но как мы видим на примерах, в геральдических правилах вполне допустимы исключения и альтернативные трактовки, позволяющие обойти непростые требования геральдических канонов.

С точки зрения обывателя действующий герб Югры в целом отвечает потребительским критериям. Герб хорошо читается при разном масштабе, оригинален, не перегружен деталями. А вот с проектом нового всё немного сложнее, его недостатки – прямое следствие технического совершенства. В проекте намного больше деталей, которые при масштабировании способны затруднить чтение и препятствовать его однозначному опознаванию. Например, это относится к использованию оленьего орнамента на ошейнике медведя и под лапами щитодержателей, а также к флагам.

Есть еще один очень интересный аспект проблемы – финансовый. Герб региона может размещаться на зданиях органов власти, печатях и бланках, удостоверениях, наградах, должностных и памятных знаках, вывесках, указателях и информационных стендах, визитных карточках, форменной одежде, в рабочих кабинетах, официальных СМИ, печатных изданиях официального, научного, справочного, туристского и сувенирного характера…

Сменить герб – это значит внести изменения или полностью переделать все эти вещи, что влечёт за собой бюджетные издержки. Исчисляться они в будущем будут десятками миллионов рублей.

Вместо послесловия

На снимке – дорогой сувенир, продающийся в магазине напротив резиденции Правительства Ханты-Мансийского автономного округа:

мастерок, сувенирДля кого-то данный мастерок – это просто атрибут профессии строителя в подарочном исполнении. Ну, а для кого-то это – символ Гильдии вольных каменщиков, более известных в народе как “масоны”. Если взять на вооружение геральдический подход, то из простого факта продажи сувенирного мастерка напротив здания регионального правительства можно вывести стройную конспирологическую теорию о масонском заговоре в региональном исполнительном органе.

Но, может быть, не всегда стоит искать чёрную кошку в чёрной комнате, особенно когда там её нет? По крайней мере – для бюджета дешевле.