Удивительно, но реакция официальных лиц в Европе и США на объявление, сделанное Александром Захарченко, рукводителем ДНР, о создании государства Малороссия, оказалась весьма сдержанной и даже терпимой. Что же, Запад был готов к такому заявлению? И идея создания Малороссии была с ним каким-то образом проработана?

Натужный смех прокатился волной по эфирам незалежной 18 июля, после того как глава Донецкой народной республики Александр Захарченко огласил политическую декларацию (конституционный акт) учреждения нового государства Малороссия.

“Мы считаем, что государство Украина, – произнес Захарченко, – в том виде, которое оно было, не подлежит восстановлению. Мы, представители регионов бывшей Украины, за исключением Крыма, заявляем об учреждении нового государства, которое является преемницей Украины. Мы согласны в том, что новое государство будет называться Малороссия, так как само название Украина дискредитировало себя”.

Действительно, дискредитировало.

Возможно, стоит напомнить, что Малороссия, Малая Русь – название исторических русских земель: в XIV веке византийское церковно-административное определение крупного осколка Руси – Галицко-Волынского княжества; с XVI века – территорий, оказавшихся в составе Речи Посполитой; в XVII веке – одно из официальных названий Гетманщины; после воссоединения Руси – название губернии и термин для обозначения юго-западного региона Российской империи. Таким образом, топоним “Малороссия” – имя территорий, которые в средневековье пребывали под иноземным владычеством (как ныне под хищническим владычеством объединенного Запада) и стремились к самостоятельности, тяготея к Русскому царству. Революция 1917 года, исходя из логики своего развития, на термине “Малороссия” поставила тавро “Запрещено”; стал активно внедряться топоним “Украина (Оукраина)”, изначально сочиненный на Западе именно с целью ослабления России, для нового – в свой час – расщепления Руси. Насаждение топонима “Украина” (чтобы в нем не было и корня “рус/рос”) с вбиванием этнического смысла в слово “украинец”, по сути, стало получением антивещества для антиРоссии.

Натужный смех в эфирах длился недолго. Возможно, самым невинным юмористическим откликом на инициативу Донбасса следует признать реплику Анатолия Шария (блогерские ролики которого для многих стали как бы киножурналом “Фитиль”). Шарий: “Я не собираюсь шутить на эту тему. Всерьез объявляю Жиробоссию от Лиссабона до Урала. И себя ее королем…” Но тут же он кого-то одергивает, вещает пафосно: “Моя страна – Украина, Малороссия живет в воспаленном мозгу тех, кто вчера лелеял “Новороссию”. Мол, здравый мозг, не воспаленный, такого ужаса и не породит! Неприятна ему эта идея.

Таким вот образом веселье в эфирах незаметно сменилось злобой и руганью.

Фигура в Раде, участница переговоров в Минске Ирина Геращенко вдруг впала в истерику: “Этот бред не стоит комментировать, на это не стоит обращать внимания, стоит делать свое – усиливать давление на РФ, усиливать армию, осенью принимать закон о реинтеграции (Донбасса и Крыма. – О.М.), освобождать территории, в том числе и от деградировавших пьяниц (о Порошенко, что ли?), которые бредят о “Новороссии” (нет, о ком-то другом). Место этих дегенератов за поребриком, там уже целая колония малороссов, вот пусть там и сидят, поближе к кремлевским хозяевам…”

Подобного много, но особенно хочется отметить грозную реплику начальника Генштаба, Главнокомандующего ВСУ, руководителя операции в Донбассе генерала Виктора Муженко: “Украинский народ похоронил “Новороссию”, похоронит и “Малориссию”. Больные фантазии российских марионеток всегда исчезают, как призрак. Территориальный суверенитет Украины будет восстановлен”. Сурово сказано, подумает каждый, кто не знает, что генерал, командуя войсками с июля 2014 года, является могильщиком своих подчиненных во всех котлах – от Иловайска до Дебальцева.

Во второй половине дня последовали заявления серьезных людей. Председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Австрии Себастиан Курц выразил обеспокоенность: “Обеспокоен развитием событий на Украине – декларацией “по “Малороссии”. Необходимо избегать действий, которые ставят под угрозу реализацию Минских соглашений”.

Пресс-служба германского Кабинета министров: “Немецкое правительство осуждает этот шаг как совершенно неприемлемый. Господин Захарченко не имеет легитимности, чтобы говорить за эту часть Украины…” В высказывании “председателя Земного шара” присутствует некая двусмысленность.

Госдепартамент США устами своего официального представителя Хизер Нойерт вещает: “Мы видели заявления, что так называемые сепаратисты хотят новое государство. Это новое государство будет на месте Украины. Это, разумеется, беспокоит нас, но помимо этого у меня нет других комментариев”. Зато они есть у официального представителя МИД Франции Агнес Ромате-Эспань: “Мы призываем Россию осудить этот факт, нарушающий Минские соглашения и предающий дух переговоров в нормандском формате. Россия должна активизировать усилия, чтобы добиться прекращения конфликта”.

Заметим: было бы неплохо, если бы выгодоприобретатели переворота 2014 года обеспокоилась пресечением конфликта тогда, когда тот еще не вырвался за пределы Майдана. Теперь они обеспокоены и осуждают инициативу Захарченко, подозревая, что так была высказана угроза Кремля.

Однако что же сказал Захарченко “дурацкого”?

Аргументы и базисные положения представляются бесспорными. “Ситуация зашла в тупик”, констатирует Захарченко, завязался “такой узел, который не то что развязать – разрубить почти невозможно”. Это о Минских соглашениях. Украина первым пунктом требует отдать ей под контроль границу. Все понимают для чего. Об этом и говорит Захарченко: “Сначала получить границу, потом всех нас убить”. Действительно, тогда Украине и не придется выполнять остальные пункты. Конструктив Донецка таков: “Мы предлагаем план реинтеграции страны через закон и Конституцию. Мы должны построить новую страну, в которой не забыты понятия совести и чести. Мы предлагаем жителям Украины мирный выход из тяжелой сложившейся ситуации, без войны”.

Информагентство ДНР сообщило, что делегаты проголосовали единогласно за подписание политической декларации о создании Малороссии с центром в Донецке. “Малороссия – федеративное государство с широкой автономией регионов. Право региональных языков гарантированно сохраняется, государственным флагом признается флаг Богдана Хмельницкого…” И что важнее всего: “Ценности Малороссии базируются на православной картине мира”.

Один из идеологов Донецкой инициативы писатель Захар Прилепин в интервью “Комсомольской правде” на вопрос “Что будет с Минскими соглашениями?” ответил: “Конституционный акт, который мы объявили и приняли единогласно, по сути, абсолютно вписывается в Минские соглашения. Более того, Донецк поступается рядом преференций, которые мы имеем по Минским соглашениям, чтобы создать общую государственность. Во-первых, мы по факту перестаем быть сепаратистами, нас так не могут уже называть, потому что мы выступаем за единую государственность. И уж точно мы перестаем быть террористами, потому что мы выступаем за мирное решение вопроса и мы даже предложили необходимый для этого документ. Донецк отказывается от многих преференций для того, чтобы просто раствориться в общей полноте малоросской государственности”. – “То есть, это уже курс не на присоединение к России, а на самостоятельное большое государство?” – “Это самостоятельное государство, которое, безусловно, ставит своей задачей создание объединенного государства Малороссия, Белоруссия и Россия”.

Есть такой сказ о том, как тело разрубленного богатыря срослось, окропленное живой водой. Такое с нами было. А что было, то и будет: Русь свое до конца не исполнила. Миром правят идеи, не технологические проекты. Идея воссоединения Руси – созидательная идея, живая, не искусственная, как, скажем, проект овечки Долли или гомункулуса Парацельса.

Живая идея – она как тот росток, ломающий железобетон. Затоптать, конечно, не сложно. На время: железобетон не вечен.

Олег Миклашевский. Идея Малороссии – это ужас или…? Что же сказал Захарченко?Фонд Стратегической культуры,
Иллюстрация – Илья Репин, Казаки пишут письмо турецкому султану