Москва и Россия растеряли привлекательность в глазах жителей Южного Кавказа, пишет автор Тенгиз Аблотия в азербайджанском издании haqqin.az. Заметка комментирует законодательные инициативы об упрощенной выдаче российского гражданства «русскоязычным».

Автор задается вопросом о самом термине «русскоязычный», обращает внимание, что другие страны, например, Германия, Израиль или Латвия, не стесняются использовать принцип крови и культурной общности для выдачи гражданства, при этом никто не выдает паспорт абстрактным, скажем, «германоязычным».

«Случаев, когда страны открывали границы и предоставляли паспорта не по этническому признаку, а по принципу долгого совместного проживания в рамках единой империи – намного меньше, но они все же есть, и, как правило, заканчиваются такие эксперименты не очень хорошо.

Так, французы, долго ностальгировавшие по развалившейся империи и по ощущению собственного величия, сделали глупость, и объявили политику открытых дверей для граждан своих бывших колоний.

Сейчас французы бьются головой об стенку, понимая, что эта политика привела к чрезмерной миграции, в результате которой ответ на вопрос, как называется самый близкий к Парижу арабский город, – звучит «это Марсель»… Хорошо это или плохо – не нам с вами судить, но рост влияния правых настроений, в особенности в глубинке, показывает, что французам эта реальность не особенно нравится», – пишет Аблотия.

Но главную проблему автор видит скорее в том, что «ложка хороша к обеду».

«Еще совсем недавно Россия была притягательной для наших граждан. Считалось, что у россиян есть то, чего нет у нас – трудолюбие, порядок, законопослушание, умение стоять в очереди, определенный уровень честности и порядочности, склонность к хорошему образованию», – вспоминает Тенгиз Аблотия.

Он вспоминает, как «Москва была центром всего и вся на постсоветском пространстве».

«Не было успешной карьеры, кроме карьеры в Москве, не было образования лучше, чем полученное в Москве. Лучшие театры Союза были в Москве, лучшие актеры, спортсмены, ученые всего СССР рвались в столицу, где в отличие от собственных республик, у них была возможность сделать карьеру без наличия целого батальона родственников в самых разных местах.

Москва была центром, который манил всех. Затем СССР развалился, но на этом притяжение России не закончилось.

90-е годы в наших странах прошли под эгидой инерционной притягательности большого северного соседа.

К примеру, почти вся миграция того времени была направлена именно на Россию. Какая Европа, какая Америка, кто тогда вообще знал, что существуют Европа с Америкой? Все, кто стремился уйти от хаоса войны и бардака, – бежали в Россию».

«И поэтому даже в 90-е годы Россия была для нас чрезвычайно привлекательна. На фоне нашего бардака там все выглядело более или менее прилично и по правилам… Примерно так, наверное, отличается итальянская мафия от сомалийской, – вспоминает автор. – 90-е годы – это эпоха полного доминирования России в нашем коллективном сознании – если куда-то ехать – то в Россию, провести время – в Россию, в эмиграцию – в Россию, лучший товар – российский, экспорт – в Россию, приехали гости – из России, хочешь получить нормальное образование – туда же… Российское телевидение выглядело как собрание полубогов, российский шоу-бизнес сверкал огнями, в то время как наши города утопали в темноте и безнадежности…».

И тогда после подобного законопроекта желающие покорять Россию выстроились бы в очередь, и Москва могла бы выбирать себе лучших. Но сегодня времена сильно изменились.

«Россия безнадежно растеряла те преимущества, которые были в глазах ее бывших вассалов в 90-е годы. Она лишь ненамного опережает кавказские страны в экономическом развитии, политическая система как минимум ничуть не лучше, уровень преступности – аналогично, общего порядка меньше, уровень коррупции – в самом лучшем случае – не ниже.

Мигранты больше не бегут в Москву и Питер – там, конечно, немало грузин, азербайджанцев и армян, но преимущественно это те, кто приехал туда как раз в 90-е годы. Сегодняшние потоки миграции – это Европа, Штаты, Турция, Израиль…

То есть не то, чтобы в Россию не ездят. Ездят, живут, берут гражданство, женятся, выходят замуж, сотрудничают, торгуют, занимаются бизнесом. Так же, как в Украину, в Германию, в Турцию, в любую другую страну.

И Россия за все прошедшие годы не стала прямо так уж хуже, чем была. Просто мы немного выросли. Однозначно можно сказать, что ощущение превосходства Россия уже не вызывает… Страна как страна, бывает лучше, но есть и похуже… Но – не путеводная звезда и не земля обетованная…», – заключает Тенгиз Аблотия.
“Колокол России”
Фото – мигранты, inter.kg

Print Friendly, PDF & Email