Вступая в должность, президент Трамп обещал, а госсекретарь Тиллерсон детализировал шаги, которые новая администрация США намерена предпринять в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). В качестве одного из таких шагов упоминалось блокирование доступа Пекина к искусственным островам, создаваемым в Южно-Китайском море. Идея вызвала аплодисменты в конгрессе и скептические улыбки в военном ведомстве: в Пентагоне всерьез об этом думать не стали, полагает Asia Times, поскольку армия страны, развивающейся так быстро, как никакая другая в мире, уже не отступит с этих рифов и отмелей.

Все помнят жесткую риторику Трампа в отношении Китая в ходе кампании по выборам президента США. Однако за неполные пять месяцев со времени въезда Трампа в Белый дом риторика смягчилась и приобрела совсем другой вид. Почему?

Конечно, Трамп не первый американский президент, отклоняющийся от своих предвыборных заявлений и обещаний. Однако в данном случае политический разворот слишком очевиден, слишком бросается в глаза, учитывая, что отрицательный торговый баланс с Китаем был для Трампа самым главным в его “формуле победы” на выборах. И уже потом шли “мелочи” вроде НАТО, Мексики и т. д.

12 мая сего года San Francisco Chronicle писала: “Компания недвижимости, принадлежащая Джареду Кушнеру, зятю и советнику президента Трампа… искала 150 миллионов долларов для финансирования проекта жилого строительства в Нью-Джерси, предлагая иностранным инвесторам, тем, кто вложит в проект как минимум 500 миллионов, “грин карт”, дающую вид на жительство в Соединенных Штатах”. Необычно здесь, собственно, только то, что мероприятие с целью привлечения иностранных инвесторов проходило не где-нибудь, а в Пекине, в отеле “Ритц-Карлтон”, и что гостей обхаживала младшая сестра советника президента США Николь Кушнер-Мейер, – это отметили журналисты сразу двух крупнейших американских газет Washington Post и New York Times.

Asian Review напоминает, что в день, когда в ноябре прошлого года Дональд Трамп одержал победу над Хиллари Клинтон в предвыборной гонке, Джаред Кушнер обедал на Манхэттене в ресторане Waldorf Astoria с китайским миллиардером Ву Циаху (Wu Xiaohui), главой крупнейшей китайской страховой компании Anbang Insurance Group. Anbang, выкупившая этот роскошный отель у Hilton Worldwide почти за 2 миллиарда долларов, была готова крупно инвестировать в реконструкцию небоскреба компании Кушнеров на Манхэттене.

К этому можно добавить, что именно китайский посол в США Цуй Тянькай и Джаред Кушнер готовили первую встречу президента США Дональда Трампа с председателем КНР Си Цзиньпином во Флориде. И в день их встречи Иванка Трамп, дочь президента и создатель модного лейбла одежды, носящего ее имя, получила от китайских властей разрешение на три товарных знака…

Кто-то скажет, что от этих знаков внимания до идеи совместно управлять Тихим океаном, разделенным на восточную (американскую) и западную (китайскую) половины, дистанция огромного размера, но мне так не кажется. Пять триллионов долларов, проплывающих в виде разного рода грузов через Южно-Китайское море (43 процента мировой морской торговли) требуют слежения за свободой навигации, и за прошлый год ВМФ США четырежды наведывался сюда с патрулями, пишет The National Interest. Стремятся патрулировать эти воды и другие, например Австралия, поставляющая железную руду, уголь и сжиженный природный газ (СПГ) в Северо-Восточную Азию через Южно-Китайское море. Однако более всех их, вместе взятых, заинтересован в свободе навигации в этом море сам Китай, вывозящий морем почти 31 процент своего экспорта. Кроме того, “Китай стал очень зависим от морского импорта энергоресурсов и основных промышленных ресурсов, таких как железная руда. И многочисленные китайские эксперты беспокоятся, что в случае кризиса Соединенные Штаты могут прервать поставки когда им угодно, – считает The National Interest. – И потому необходимость укрепления гарантии свободы мореплавания диктует Китаю строительство островов в Южно-Китайском море”. Что может быть убедительнее такого аргумента?

Фонд Стратегической Культуры

Print Friendly, PDF & Email