Во время Санкт-Петербургского экономического форума на прошлой неделе Путин беседовал с основателем Ethereum Виталием Бутериным. Семья Бутерина эмигрировала в Канаду, когда ему было шесть лет. Там подросток, наделенный большими способностями к математике, заинтересовался криптовалютой биткоин. А стипендия в размере 100 тысяч долларов от фонда Питера Тиля позволила ему запустить проект Ethereum.

Несмотря на то, что платформа Бутерина действительно использует новую криптовалюту, которую многие называют «эфиром», и которая с начала этого года возросла в цене с 8 до 260 долларов США, на самом деле его проект является гораздо более амбициозным. Бутерин считает Ethereum безопасной средой для проведения всех видов транзакций, которые могут быть проверены через распределенную систему, как это происходит с транзакциями биткоин. Речь идет о ставках, опционных сделках, страховых контрактах, государственной регистрации прав собственности и авторских прав, то есть почти о любых сделках, которые требуют проверки или которые могут автоматически выполняться при наличии определенных условий. Ethereum предоставляет универсальную технологию блокчейна, на которой могут быть построены различные проекты.

В России есть блестящие инженерные таланты, и она может попытаться заманить обратно талантливых россиян, таких как Бутерин и тех, кто работает в Силиконовой долине. Однако, трудно найти районы «голубого океана», которые еще не захвачены такими международными акулами как Apple, Google и Alibaba. На протяжении последнего десятилетия ставки российских лидеров в сфере технологий, к сожалению, были либо слишком смелыми и дерзкими, либо безнадежно неконкурентоспособными.
В 2007 году Путин полагал, что к великому прорыву приведет нанотехнология. В типичном для российской экономики стиле он создал гигантскую государственную компанию по разработке этой технологии и поставил во главе проекта бывшего главу администрации Кремля Анатолия Чубайса, известного как одного из лучших менеджеров страны. Увы, идея не сработала. Роснано, как называется эта компания, изо всех сил пыталась найти проекты, достойные инвестиций, а те идеи, на которые была сделана ставка, не привели к прорыву, способному продвинуть вперед российскую экономику. В прошлом году Роснано продемонстрировала резкое падение выручки и убытки в размере более 300 миллионов долларов.
В период временного президентства Дмитрия Медведева Кремль решился на другой вариант «плавания с акулами». Он предпринял довольно вялую попытку создать под Москвой клон Силиконовой долины в партнерстве с глобальными технологическими компаниями и Массачусетским технологическим институтом. Олигархи и государственные компании были просто вынуждены инвестировать в этот проект. Хотя «Сколково» все еще существует, как и его весьма амбициозные планы, но реально этот инновационный центр не работает, поскольку на данный момент он привлек больше внимания со стороны российских правоохранительных органов, чем со стороны компаний, заинтересованных в новых технологиях или частных инвесторов.
Поиск многообещающего революционного проекта возобновился, когда Путин снова занял президентский пост. В прошлом году он наткнулся на идею «гиперпетли» Илона Маска и решил, что Россия могла бы реализовать ее на практике. Ведь, в конце концов, российские просторы и в самом деле требуют какого-то решения в стиле «гиперпетли». На Петербургском экономическом форуме в 2016 году Путин пообещал поддержку компании под названием Hyperloop One, и действительно, вскоре инвесторы, связанные с Кремлем, прибыли в этот стартап. Затем проект столкнулся с препятствием на фоне ожесточенных взаимных обвинений между одним из соучредителей Шервином Пишеваром и бывшим главным инженером Броганом БамБроганом. Компания по-прежнему существует и предлагает проекты в разных странах (в начале этого года был открыт тестовый трек в Неваде), но Россия, похоже, не является приоритетом для американской компании, несмотря на российские инвестиции.
В последнее время платформа Ethereum стала ареной бурного роста капитала за счет продажи цифровых токенов, которые могут быть использованы в рамках определенного приложения, например, рынка прогнозов Gnosis, который привлек таким образом 12 миллионов долларов за 15 минут.
Несмотря на то, что первыми явились крупные глобальные компании  альянс Enterprise Ethereum, созданный для продвижения технологий в различных бизнес-средах, включает в себя UBS, JP Morgan, Microsoft, Intel и другие гигантские корпорации, у России есть шанс опередить других.
Как и другие центральные банки, Банк России тестирует технологию блокчейн: в прошлом году консорциум крупных российских банков, сформированный Центробанком для этой цели, обработал первые транзакции через платформу Etherium.
Бутерин также предложил свою платформу для использования в огромном государственном секторе России, подчеркнув ее антикоррупционный потенциал: система по своей сути является абсолютно прозрачной.

Сомнительно, что элита Путина в восторге от этого аспекта технологии блокчейн, но сам Путин может быть заинтересован в потенциале усиленного контроля, который она обеспечивает.

Короткая встреча между Путиным и Бутериным  могла бы открыть для последнего захватывающие перспективы. Его гигантская историческая родина  самый впечатляющий объект для контролируемых экспериментов, о котором только может мечтать любой высококлассный программист. В системе Путина решения могут приниматься быстро, а ошибки могут прощаться во имя «великого скачка вперед».
Гигантский эксперимент с технологией блокчейн может оказаться очередным неправильным поворотом, однако, гораздо более вероятно, что он придал бы стране мощный импульс модернизации.

По источнику.
Перевод для MixedNews  Игорь Абрамов.

На фото из Википедии: Бутерин Виталий.