Мне сейчас прислали из Франции раннее утреннее сообщение о том что в городе Туре собралась толпа людей, и с криками “Марин! Марин!” люди вступили в физическое противостояние с жандармами

Все афиши Макрона в городе сорваны. Люди кричат, что они все голосовали за Марин, но официальные результаты сделаны за Макрона (У нас в России обычно утверждают в таких случаях, что результаты “нарисованы”).

Скорее всего пошумят, побьют витрины и разойдутся.

Но как-никак больше трети избирателей страны (свыше 34%),остались не удовлетворены результатами выборов, так что быстрого успокоения ждать не приходится

Вспомним результаты первого тура выборов, который прошёл 23 апреля.Тогда четыре кандидата: Макрон, Ле Пен, Фийон и Меланшон получили каждый, если чуть округлить, результаты около 20 % голосов на брата.

Это вообще нездоровый результат, заставляющий задуматься о справедливости или несправедливости самой системы всеобщего тайного голосования.

Наутро после первого тура, 24 апреля, страна оказалась расчетверённой. Обычно говорят что разделённой, но в данном случае после первого тура страна оказалась именно расчетверённой и каждый из четверых вышеперечисленных кандидатов имел более или менее равные, но небольшие шансы стать президентом Французской республики.

Во втором туре, 7 мая, вчера, два претендента, получившие лишь чуть больше голосов чем другие, схлестнулись между собой. Если бы на месте Марин Ле Пен, соперником Макрона во втором туре оказался бы Жан-Люк Меланшон, я не уверен что Макрон выиграл бы у него, так как макроновские 65,82 достигнуты прибавкой к его 24 % процентам в первом туре целых 41 процента от избирателей, прибежавших противостоять “фашизму”.

Поскольку партия “Национальный Фронт”, которую представляет Марин Ле Пен пришла из крайне-правого движения, её предпочитают представлять как “угрозу фашизма”.

Национальный Фронт продолжают считать крайне правой партией и вот результат – во втором туре на партию набросились все политические силы, и враги Макрона тоже, во имя до сих пор вызывающего живой трепет в политически отсталой Франции объединительного крика: “фашизм не пройдёт!”

Нам с вами эти их фиговые листки, которыми они там во Франции прикрывают свою политику, нам они не нужны.

Вот я их сейчас сорву один за другим.

Во-первых, это вздор, что Национальный Фронт – крайне правая, фашистская партия, это ложь.

Уже двадцать лет как электорат Национального Фронта драматически сменился в результате двух процессов во французском социуме: в результате мондиализации и деиндустриализации. И фактора, вызванного массивной иммиграцией во Францию дешёвой неквалифицированной рабочей силы из Северной Африки (из населённых арабами стран “Магриба”, а это Марокко и Алжир).

Приток мигрантов сделал возможным резко снизить зарплаты неквалифицированным рабочим, так называемым “petits Blancs”, – “маленьким Белым”, как они себя называют. Электорат “Национального Фронта” в 2017 году – это именно они – Les petits Blancs,- рабочий класс. И безработные.

Сегодня эти беднейшие слои населения les petits Blancs используют Национальный Фронт для того, чтобы их услышали.

Им давно не по карману жить в больших городах, поэтому неудивительно, что в Париже Марин Ле Пен собрала всего лишь около 10 %, маленькие Белые живут в маленьких населённых пунктах, где жизнь дешевле, именно поэтому лучшие результаты Марин Ле Пен получила именно в глубокой провинции, куда отступил рабочий класс.

Марин заслуживает большего, поскольку представляет, хочет она этого или нет, всё ещё многочисленных вот этих “маленьких белых”.

Макрон же на самом деле не заслуживает 65 процентов голосов, он заслуживает именно те 24, которые он набрал в первом туре. Эти прибавочные 41 процент во втором туре он получил благодаря абсолютно фальшивой, устарелой системе выборов.

Макрон принадлежит к тому классу новой буржуазии, для которой наша российская новая буржуазия придумала себе самоназвание, “креативный класс”. Французский креативный класс зарабатывает около 6 000 франков в месяц, так что…

Есть подозрения, что для того, чтобы протащить к власти Макрона, его намеренно свели во втором туре с Марин Ле Пен, чтобы можно было бросить клич: “Остановим фашизм!”.

Впрочем, подозрения есть, а доказательств или нет или они недостаточны, так что удовольствуемся тем, что знаем. Плейбой Макрон куда чужее на самом деле Франции, чем Национальный Фронт и его дочь Марин Ле Пен. Макрон вообще искусственный, он скорее пробирочно всемирный, он был зачат, вероятно от брака одного банковского счёта с другим, в том смысле, что в нём мало человеческого, в Макроне.

Трусливые французы только отложили день Страшного Суда. Но он грядёт

Столько деструктивных сил скопилось на территории Франции. Столько опасных ран в её теле.

Улыбчивый плейбой Макрон не имеет никакого значения в той драме, которая разворачивается. Его сметут вихри мощных сил, о которых ни он, ни те, кто устроил ему победу, опираясь на архаичную систему голосования, и понятия не имеют.

Вероятнее всего, оставив надежду добиться справедливости путём выборов les petits Blancs cцепятся с арабами, а Макрон, Макрон сбежит куда-нибудь…

Вот увидите.

Эдуард Лимонов, Трусливые французы только отложили день Страшного суда

Фото – Эмманюэль Макрон

Print Friendly