Завершу рассказ о реакции Китая на победу Дональда Джона Трампа двумя выдержками из официальных источников. Первый комментарий последовал 11 ноября из министерства коммерции. Официальный представитель этого министерства заявил, что в целом картина преобладания общих интересов КНР и США над их разногласиями останется неизменной, как и намерение торгово-промышленных кругов обеих стран продолжать углублять взаимовыгодное сотрудничество. А 14 ноября состоялся телефонный разговор избранного президента США и председателя КНР, в котором говорилось уже о всей совокупности отношений между двумя странами. Си Цзиньпин подчеркнул, что сотрудничество – единственный правильный выбор.

Уже ясно, что глубинная причина победы Трампа – исчерпанность глобализации. Даже в мировой торговле товарами второй год продолжается кризис – сокращаются в долларовом выражении стоимостные объемы товаров. Хотя в физическом выражении происходящее выглядит как стагнация, но торгуют все-таки ради прибыли, а она снизилась, повергнув многие страны с сырьевой специализацией в депрессивное или просто кризисное состояние.

Исчерпанность роста торговли товарами между странами (или, проще говоря, избыточность такой торговли), знакомая теперь каждому коммерсанту, вкратце состоит в следующем. Чтобы продать изготовленное за границей, приходится все больше вкладывать в сбыт и маркетинг на местном рынке. А это уже услуги, быстро растущие по их доле в ВВП. При росте объема услуг производится гигантский слой полукомпрадоров – эксклюзивных дилеров, маркетологов и мерчайндайзеров, торговых агентов и рекламщиков, медпредставителей и толкачей, коммивояжеров и организаторов торговых пирамид. Эта публика навязчива, она производит в основном раздражающие шумы – и это теперь, увы, главная надежда экономической динамики.

Обострилась проблема долгов – и так практически по всей финансовой системе. Причем правительства, попавшие в долговую петлю, обычно не имеют возможности из нее выбраться – они платят по долгам не меньше, а больше (из-за пресловутых “рисков”). В результате нарастает вероятность одновременных дефолтов в нескольких крупных странах, что может просто разрушить систему платежей. Финансовый империализм, в 1970-е годы взявший верх над промышленниками, привел всех остальных на грань пропасти, но при этом он не может обеспечить расширенное воспроизводство. Отсюда невиданная безработица и усиление эксплуатации труда.

Очевиднейшим образом завершается очередной цикл развития США (если вспомнить классическую работу Артура Шлезингера-младшего “Циклы американской истории”). Реализм вновь берет верх над идеологией, на этот раз над мессианским глобализмом, из которого во все стороны торчат уши банков Уолл-стрит, фармацевтических корпораций, частных военных компаний, нечистых на руку представителей средств массовой информации, дорогих университетов, пичкающих студентов экономических факультетов всякой математизированной чушью, и тому подобного. Подчеркну, что при всем значении личности Дональда Джона Трампа его приход – это закономерность, как закономерно желание подавляющего большинства жителей планеты решительно изменить жизнь к лучшему и обрести хоть какую-то надежду на лучшее будущее для своих детей.

Не через расширение и углубление международного сотрудничества в его нынешнем виде проглядывает это будущее, ибо, повторим, глобализация как ресурс роста и развития исчерпана. И не изоляционизм – историческая перспектива. Единственная альтернатива, как показал опыт открытой политики Китая, – ежедневная кропотливая работа по селекции и отбору лучшего, что создано за рубежом и в своем отечестве, довооружение умелых, тех, кто уже приспособился к глобализации, а не поглощен и пережеван ею.

“Хомо интернэшнл” покидает авансцену мирового хозяйства, его место занимают талантливый местный самоучка, сделавший из дешевого охвостья сложившихся глобальных стволов-потоков удобную и пригодную для местного климата и кошелька вещицу, и поджидающий его рядом промышленник, проворно запускающий эту вещицу в серию.

И вот уже умолкают в России в разных институтах глобалистики сторонники всяких интеграций от Атлантики до Урала, а то и до самого Тихого океана. Через все эти мифы и сказки глобалистики проступает восхитительное разнообразие и богатство русской природы, народных нравов, действительной русской жизни как она есть. Начинает складываться и стратегия – как редкой крепости и легкости русский композит, умеющий летать, осваивать землю и строить.

И как бы заманчиво ни выглядели теперь крупные денежные предложения от американских или китайских партнеров России, только-только почувствовавших вкус глобализации, многие из них нужно скромно отклонить, показав, что жить будем по средствам. Не следует забывать, что на квадратный километр того же Китая денег приходится почти в двадцать раз больше, чем в России, и масштабы предлагаемых оттуда решений нам просто не подходят.

Нам куда больше подходит простая ориентировка, данная центром китайским хозяйственникам после практического знакомства с иностранным капиталом в середине 1980-х годов, когда доля Китая в мировом экспорте едва-едва превышала 1 %. По-китайски эта ориентировка пишется так: 宁为鸡头不为牛尾! Переведу: “Лучше быть головой петуха, чем хвостом коровы!” На этом, пожалуй, и поставим пока что точку.

Александр Салицкий, Фонд стратегической культуры