Со вчерашнего дня в России начал действовать запрет ввоза соли из США, Европы, Украины и других стран. Постановление подписал премьер Дмитрий Медведев. Под эмбарго попадает соль, включая столовую и денатурированную, чистый хлорид натрия и их растворы, а также морская вода.

Звучали опасения, что российские солевые гиганты поднимут цены. Кроме того, производители колбасы объявили, что на их фронте грядет «катастрофа». Под запрет попала не только обычная пищевая соль, но и специализированные товары, такие как нитритная соль, которая по сути  краситель и консервант, но благодаря именно ей колбаса приобретает розовый «аппетитный» оттенок. В России ее не производят, она поступает к нам из Европы.  Проблема в том, что без нитритной соли в нашей стране изготавливать колбасу запрещено.

Пострадают от эмбарго и обитатели российских аквариумов. Как говорят специалисты, искусственная  соль для подобных затей  высокотехнологичный продукт, который производят в США и Европе. Запрет может отразиться на деятельности океанариумов, которым придется перейти на менее качественные аналоги.

Но главное, всех нас конечно волнует элементарное подорожание соли, продукта, который на каждом столе. Однако наблюдатели предсказывают обратный эффект  снижение. Якобы слишком большая конкуренция с производителями из Казахстана и Белоруссии приведет к некоторому падению розничных цен. Верится с трудом, но посмотрим.

Но есть еще более существенный аспект, который пугает куда больше, чем простое удорожание. Дело в том, что санкционные ответные меры, особенно на фоне постоянных «заседаний» в разных международных форматах с главной повесткой дня  вводить ли новые меры ограничений для России, все больше выглядят экономической войной.

Все чаще раздаются голоса, что Запад может «больно ударить». Картины рисуются довольно мрачные  отстранение российских потребителей от высокотехнологичных товаров (компьютеры и все такое) а так же от продуктовых деликатесов, и вообще, дескать привычное изобилие в магазинах – под большим вопросом. Вплоть до полного исчезновения с рынка мяса птицы, удивительно, но это каким-то образом завязано на поставки инкубаторного яйца, на нем, оказывается, до сих пор держится все наше птицеводство, которое так щедро было поддержано государством в период санкций.

Но, друзья, полное эмбарго со стороны Европы и США невозможно.! К большому сожалению!

Почему не возможно? И чего это вдруг «к большому сожалению»?
Ответ прост и всем известен: нам отведена роль покупателя того, что не надо в странах Запада.

После распада СССР, Россия стала частью большого капиталистического мира, в котором благополучно заняла отведенное ей место сырьевой державы. Это еще огромный рынок, куда можно легко «скидывать» излишки глобального перепроизводства.

Западу просто не выгодно, чтобы русские развивали собственные науку, сельское хозяйство и производство.

Условному Западу нужно, чтобы Россия оставалась страной, граждане которой обслуживали бы топливно-энергетический комплекс и оставались одновременно крупным потребителем того, что производят, а точнее с чего получают прибавочную стоимость те, кто относится к «золотому миллиарду».
Западное «эмбарго на всё» может невзначай отменить то, ради чего было ухлопано столько усилий  превратить сильнейшую мировую державу в страну, которая готова менять свое природное сырье на товары.

Как только Россия вспомнит о том, что нужны собственные технологии и необходимо научиться создавать собственный высокотехнологичный продукт, как только мы перестанем закупать технические компоненты за рубежом, тут же возьмемся за образование. В итоге рухнет не страна, а существующая модель сырьевой экономики.
Поэтому эмбарго невозможно  оно невыгодно «заказчику» нынешнего мироустройства.