Дональд Трамп продолжает комплектовать свою команду. После того как он поставил во главе аппарата Совета национальной безопасности (СНБ) преданного ему генерала Майкла Флинна, ему удалось провести своего человека Майка Помпео ещё на одну крайне важную должность в этой сфере – директора ЦРУ. Теперь если даже республиканской партийной верхушке удастся навязать Трампу не вполне подконтрольную ему фигуру на пост госсекретаря, а вокруг этого назначения продолжается упорная борьба, он сможет значительно ограничить его влияние. В прошлом Америки уже не раз бывало так (например, во времена Генри Киссинджера), что центр тяжести формирования внешней политики находился не в Госдепартаменте, а в СНБ.

В чём не откажешь Дональду Трампу, так это в смелом выдвижении на ответственные посты в госаппарате людей, пока в высокой политике особо не замеченных, но незаурядных. В этом смысле он действительно, как и обещал, осуществляет кадровую революцию.

К таким выдвиженцам можно, безусловно, отнести и назначенного на пост директора ЦРУ 52-летнего конгрессмена от Канзаса Майка Помпео. Его фамилия указывает на итальянские корни, но, видимо, давние, так как по вероисповеданию он пресвитерианец.

В 1986 г. первым по успеваемости в выпуске Помпео закончил военную академию в Вест-Пойнте. Три года командовал танковым взводом 4-й пехотной дивизии в треугольнике границ ФРГ, ГДР и Чехословакии, воочию наблюдая исчезновение противника по ту сторону железного занавеса. В 1991 г. он уволился из армии, посчитав, очевидно, что в новых геополитических условиях военная карьера уже особого смысла не имеет. Подтвердив свои способности, Майк Помпео с лёгкостью закончил самую авторитетную в стране юридическую школу Гарвардского университета, где даже был редактором издания Harvard Law Review. Однако и этого ему показалось мало. Основал с товарищами аэрокосмическую компанию Thayer Aerospace с общим числом занятых в 400 человек. Затем новый взлёт: Помпео становится президентом крупной компании по производству и обслуживанию нефтедобывающего оборудования Sentry International. С этого момента его судьба теснейшим образом переплетена с судьбой расположенных к нему земляков из канзасского города Вичита (Wichita) – богатейших людей Америки и правоконсервативных политических активистов братьев Коч (Koch Industries). Помпео, в частности, является членом попечительского совета основанного ими консервативного информационно-аналитического центра Канзасского института политики (Kansas Policy Institute). При финансовой поддержке семьи Коч в 2010 г. он начинает кампанию по своему избранию в палату представителей конгресса, где достаточно последовательно отстаивает их взгляды и интересы. Сначала в комитете по энергетике и торговле, а затем и в спецкомитете по разведке.

Останавливая свой выбор на Майке Помпео в качестве главы столь важного ведомства, как ЦРУ, Д. Трамп, по всей видимости, руководствовался не только его разносторонними способностями и мощной поддержкой со стороны нужных ему лично братьев Коч. Политические взгляды Помпео во многом вполне созвучны тому, что говорит Трамп. У него также есть определённые заслуги в развенчивании деятельности Хиллари Клинтон с трибуны конгресса, что в ходе избирательной кампании также сыграло немаловажную роль. Он был одним из её главных преследователей, постоянно поднимая тему привлечения бывшего госсекретаря к ответственности за утечку секретной электронной почты и гибель американских дипломатов в Ливии. Удобные возможности для этого предоставляло участие Помпео в группе по расследованию событий в Бенгази.

Ему, как и Трампу, свойственна буквально одержимость Ираном, на тему которого Помпео, пожалуй, выступает чаще всего. Достигнутые администрацией Обамы договорённости с Тегераном он считает пораженческими, выступая за продление оставшихся санкций и даже возвращение отменённых. При этом призывы к изоляции Ирана звучат с его стороны не столько в контексте ядерной программы, сколько в связи с якобы общей «агрессивной политикой», проводимой этой страной. Он выражает уверенность, что, проводя вместе с Трампом жёсткую линию по отношению к Тегерану, он тем самым «будет защищать Америку».

Помпео
Майкл Помпео

Придя в спецкомитет по разведке в 2013 г., Помпео в целом разделял оценку Белого дома относительно того, что главную ответственность за гражданскую войну в Сирии несет режим Башара Асада и что против этого режима надо принимать решительные меры. Он считал принимавшиеся меры недостаточно жёсткими и призывал, по сути, к военной интервенции против Дамаска. Однако со временем, видимо, под влиянием ставших ему известными фактов, он постепенно стал занимать позицию, аналогичную взглядам Трампа: «Главная угроза – это “Исламское государство”» и именно с ним надо бороться в первую очередь. Помпео даже вступил в конфликт с директором Национальной разведки Джеймсом Клаппером и первым заместителем министра обороны Робертом Уорком, обвинив их на слушаниях в конгрессе в потворстве искажениям информации, допущенным Центральным командованием (CENTCOM) ВС США на Ближнем Востоке. По его мнению, эта структура в угоду настроениям в администрации сознательно преуменьшала потенциал и масштабы угрозы, исходящие от ИГ, «дезинформируя» и «вводя в заблуждение» американский народ. Неудивительно, что, как только стало известно о назначении Помпео директором ЦРУ, Джеймс Клаппер тут же подал в отставку.

По-видимому, это не единственные перемены, которые могут произойти в разведывательных структурах после прихода Помпео. По отзывам печати, брифингуя Трампа как кандидата в президенты, но при этом не очень веря в его победу, офицеры ЦРУ в общении с ним позволяли себе некоторую надменность. Они, в частности, категорически отказывались отвечать на дополнительные вопросы Трампа за пределами достаточно банальных сводок, ссылаясь на отсутствие у него соответствующего допуска. При этом с Хиллари Клинтон они были значительно более обстоятельны. Формально это объяснялось тем, что у неё допуск имелся ещё со времен руководства Госдепартаментом. Однако в условиях предвыборного соперничества это не могло не восприниматься Трампом как дискриминация со стороны исполнительной власти. Сейчас, видимо, кое-кто жалеет о своей недальновидности. Интересно, что был момент, когда Майк Помпео потребовал в конгрессе прекратить разведбрифинги Клинтон на том основании, что она не умеет обращаться с государственной тайной. В целом новый директор ЦРУ, очевидно, попробует исправить ситуацию, сложившуюся за последние годы, когда многие структуры исполнительной власти в «неподобающей степени» были поставлены на службу интересам одной партии – демократической. Массовой чистки не будет, но по верхам он пройдётся наверняка, сделав это рационально и по-деловому.

Помпео
Майкл Помпео

С отдельными заявлениями по России за годы своего конгрессменства Майк Помпео не выступал. О его отношении к её политике косвенным образом можно судить по оценкам других проблем, так или иначе имеющих отношение к России. Он, например, крайне жёстко высказывается о находящемся в Москве Эдварде Сноудене, считая его «предателем», заслуживающим самого сурового наказания, и категорически не приемлет все обращения о его помиловании. Укрывающую Сноудена Россию Помпео при этом называет «страной, известной по своим кибератакам и нарушениям гражданских свобод».

Настороженность к Москве сохраняется и в последних высказываниях Помпео по Сирии. Например, процесс национального примирения и прекращения враждебных действий в этой стране он называл не иначе как «уловкой аятолл и Владимира Путина». Он также высказал мнение, что обмениваться развединформацией по Сирии с Россией – «вредная идея», так как последняя может использовать её для нанесения ущерба США и удара по сирийским целям или отрядам, которые лояльны Вашингтону.

Тем не менее представляется, что такие особенности личности Помпео, как присущие ему рационализм, стремление докопаться до истины, способность к быстрому освоению нового и привычка к командной дисциплине могут побудить его занять и более конструктивную позицию. Определяющей при этом будет линия самого Трампа. Если последний решит, как он это уже декларировал, что взаимодействие в Сирии с Россией отвечает американским национальным интересам, то, скорее всего, Помпео будет в состоянии легко отказаться от своих былых предубеждений и эффективно выполнять решения своего «главнокомандующего».

Дмитрий Минин, Фонд стратегической культуры
Фото – Дональд Трамп