В центре общественной дискуссии в России новый министр образования и науки Ольга Васильева пребывает не со дня своего назначения, а даже раньше: когда в министерстве ещё только прошли слухи, что новым руководителем может стать Васильева, либеральные чиновники стали давать комментарии апокалиптического характера.

Однако уже очевидно, что публичные высказывания Ольги Васильевой направлены на то, чтобы сгладить конфликты, а не наоборот. Это вызывает симпатию, учитывая, что темы образования и науки – одни из самых болезненных после распада СССР.

Одной из наиболее обсуждаемых тем в связи с Васильевой стали её планы реформировать пресловутый ЕГЭ. А на втором месте, пожалуй, – её отношение к Сталину.

Напомним, ранее Ермак-инфо подробно рассказывал о деятельности нового министра до назначения, и, в частности, мы писали: “министр в своё время читала закрытый доклад для членов партии “Единая Россия”: доклад известен в узких кругах тем, что Васильева в нём не побоялась положительно оценить деятельность Сталина перед войной, заявив, что ему удалось консолидировать народ.

Цитата из доклада:
“Сталин при всех недостатках — государственное благо, потому что накануне войны занялся единением нации, возродил героев дореволюционной России и занялся пропагандой русского языка и литературы, что по большому счету и позволило выиграть войну.”

Позднее различные издания возращались к этой теме неоднократно. Итогом стало то, что в недавнем интервью агентству Интерфакс Васильева подробно рассказала о своих взглядах:

“В 1917-м году, придя к власти, большевики сделали очень простую вещь – прервали преемственность с дореволюционной историей. Это был политический шаг. В 1931-м году Сталин выступил перед работниками советской промышленности и сказал, что история у нас есть. И преемственность была восстановлена. Начиная с 1935-го года, в общественном сознании опять появляется понятие государственного патриотизма, на котором поставили крест в 1917 году. Сталин как прагматик прекрасно понимал, что впереди страшная война и нужна мобилизация, в том числе и духовная. Отсюда картины в кино, отсюда поэмы и фильмы об Александре Невском и Иване Грозном.

Чтобы стало понятно. Две мои работы – кандидатская и докторская – посвящены истории Русской православной церкви, патриотическому движению в годы войны. Я занималась этой темой – церковь и власть, церковь и Сталин – почти 25 лет. Поэтому тут я могу вам рассказать очень многое. В 1943-1953-х годах этот тиран и прагматик использовал потенциал Русской православной церкви для организации послевоенного мироустройства. Уникальность этого десятилетия заключается в том, что интересы правителя и церкви совпали.

Но как я могу относиться к Сталину, человеку, тирания которого очевидна? Человеку, на совести которого (и не только на его совести) жертвы политических репрессий. Но при этом мы должны согласиться, что этот человек – государственник. Я его обычно называю большим политиком с большим-большим знаком “минус”. Это мое отношение, поэтому вряд ли тут можно меня считать сталинисткой.”.

Напомним, что Ольга Васильева – историк.
Напомним, в своих научных работах Васильева одной из первых стала употреблять термин “церковный сталинизм”.

Ольга Васильева в своих трудах не обошла вниманием и католическую церковь, в частности, среди её монографий есть работа “Сталин и Ватикан”.

Фото – Ольга Васильвева на на Всероссийском съезде учителей географии, фото пресс-сужбы Минобрнауки