В США на выборах победил Дональд Трамп. Очевидно, что он, новичок в большой, тем более мировой политике, и стоит перед непростым выбором своей будущей стратегии.

Вопрос: И потому и вопрос более философский, нежели, так сказать, «сиюпобедный». Мы знаем, что президент в Америке – фигура в значительной мере имиджевая, а на деле страной управляет его штаб, причём не только явный. Так вот, в состоянии ли победитель заменить предыдущий штаб настолько, чтобы он мог изменить всю внешнеполитическую парадигму Америки? Ведь и за теми людьми тоже стоят элиты…

Андрей Фурсов: Меняют не штабы. «Штабные» – это, как и президент, клерки. Внешне- и внутриполитическую парадигму меняют те силы, которые стоят за Трампом и его командой. И силы немалые. Особенно если учесть, кто стоял за Клинтон и кого они «перевесили». Почти вся мировая банкстерская рать («Vanguard», «Black Rock», Ларри Финк и многие другие) и её обслуга, прежде всего, Голливуд – и облом.
Для меня важным показателем вероятной победы Трампа стал даже не фэбээровский вброс в рамках логики семидневного пропагандистского цикла, а публикация статьи Джефри Сакса, которую мне пришлось сразу же комментировать. Сакс отметил, что продолжение курса Обамы (читай: курса Клинтон в случае её победы) подорвёт Америку в течение 4–5 лет, а потому нужно умерить имперские амбиции, в том числе и на Ближнем Востоке. Это не значит, что Сакс – против лидерства Америки, ни в коем случае. Он выражает интересы и взгляды сил, определённых сил в США, которые считают: Америке нужна передышка и, если угодно, перестройка (разумеется, не горбачёвская). На мой взгляд, статья Сакса была сигналом в пользу Трампа.

Вы говорите об «определённых» силах, стоящих за кандидатами. А что это за определённые такие силы? Нельзя ли их обозначить поточнее?

Андрей Фурсов: За противостоянием Трампа и Клинтон – борьба (я немного выпрямляю ситуацию) нескольких фракций верхушки мирового капиталистического класса, главными среди которых являются банкстеры и корпоратократия. Разумеется, есть корпорации, весьма тесно связанные с банкстерами и играющие на их стороне, но в целом противостояние носит отчётливый характер. Банкстеры изо всех сил стремятся сохранить нынешнюю глобализацию, которую они подают как нечто объективное, позиции доллара и гегемонии США в том виде в каком она оформилась в 1990-е годы. Корпоратократию с её установкой на развитие позднеиндустриального и гипериндустриального секторов («реальная экономика») это не устраивает, поскольку банкстеры реализуют свои интересы в том числе и за счёт корпоратократов. Есть в трампоклинтоновской схватке и

Значит, вместе с Клинтон проиграли «банкстеры», то есть Уолл-стрит, неоконы и вообще – «мировое правительство», в кавычках, конечно?

Андрей Фурсов: Нет никакого мирового правительства. Одна мировая группировка победила другую. Причём шла к этой победе весьма последовательно, поставив противнику мат в несколько ходов: Крым – миграционный кризис в Европе – Brexit – и, наконец, победа Трампа. Имеет место раскол именно мировой верхушки, а не только американской. Например, связка Ротшильды – Виндзоры – категорические противники «трансатлантической зоны», на «вышках» которой будут стоять американцы и которая представляет собой реализацию банкстерской глобализации (при том, что Ротшильды сами банкиры, текущая политическая «загогулина» привела их в другой лагерь).
Победа Трампа означает большую вероятность переформатирования не только американской, но и западной в целом политической системы. Возможно, это начало «революции сверху», стартующей наверху мировой капиталистической пирамиды, новая фаза обострения борьбы за посткапиталистическое будущее, о которой я пишу последние двадцать лет.
Пока банкстеры грабили простой люд, это прощалось. Но в последние годы они всё больше замахиваются на «братьев по классу», стремясь накрыть их волной своего «глобального прогресса».
Был такой замечательный социолог – Баррингтон Мур. Он однажды сказал, что революции рождаются не из победного клича восходящих классов, а из предсмертного рёва тех классов, над которыми вот-вот должна сомкнуться волна прогресса. Перефразируя Мура и беря в кавычки глобально-банкстерский «прогресс», можно сказать, что сегодня мы наблюдаем серьёзный бой, что дают те сегменты мирового правящего класса, которых «банкстеры» собрались задавать, сожрать своим финансовым «прогрессом».
В этом плане победа Трампа – это не победа неких «прогрессивных сил», «сил добра», таких в капиталистической системе не может быть по определению, это поражение наиболее хищных и паразитических сил, толкавших мир к катастрофе.

Что касается российско-американских отношений при Трампе, то здесь не должно быть никаких иллюзий. У России и США есть и будет немало серьёзных противоречий. Они никуда не денутся. Другое дело, что Клинтон скорее всего попыталась бы решить эти противоречия регионально-силовым способом. С Трампом эта вероятность меньше. Реальное же улучшение отношений возможно только в том случае, когда за Россией будет такая же или почти такая же сила, как за СССР, причём не только военная, но экономическая и морально-волевая. На мировой арене невозможно заслужить уважение – уважение обеспечивают силой: «он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог». И тогда нам не надо будет думать: а что, если не Трамп? В любом случае, однако, победа Трампа – меньшее зло для РФ, и этим нужно умно и умело распорядиться. Мы и так потеряли много времени – почти два десятилетия. Время не ждёт.

Источник