Новый метод глобального экономического прогноза ставит российскую экономику в глобальном технологическом пространстве на 98 место из 121 по перспективам среднесрочного экономического роста.

Западные экономисты, которые предлагают альтернативный метод анализа, говорят об огромном потенциале российской экономике и необходимости коренных изменений для его реализации.

Да, сегодня только ленивый не говорит о нашем «нефтяном проклятии», подразумевая мировую экономическую провинцию, в которой оказалась Россия со своими бесконечными разговорами о диверсификации, импортозамещении и нанотехнологиями.

Мечта о том далеком времени, когда Москва будет финансовой столицей мира, а в Сибири будут рождаться и создаваться новые технологии, очень популярна в СМИ. Этим же  разговорами о прорывных технологиях, грешат и в правительстве, и в нашем экспертном сообществе, но весь мировой опыт говорит, что чудес не бывает. Экономика развивается очень поступательно, шаг за шагом осваивая соседние области.

Многие выступающие и с высоких трибун, и на страницах СМИ , в качестве примера подобного рывка приводят достижения СССР.  Дескать,  смогли же в кротчайшие сроки поднять индустриализацию, электрофицировать огромную территорию! Смогли же мы создать атомную бомбу и первыми запустить искусственный спутник Земли, отправить человека в космос!
Но прорывы СССР потребовали нечеловеческого напряжения, огромного энтузиазма населения и особого положения СССР в мире. Излишне возражать, что сегодня повторения того опыта невозможно, ситуация совершенно иная.

После краха нефтяного рынка проблема диверсификации российской экономики встала в полный рост.
Так что же мы имеем сегодня? И главный вопрос  что можем предложить миру, кроме нефти?

 

Совершенно новый взгляд на проблемы развития экономики предлагает теория экономической сложности Рикардо Хаусманна из Гарварда и Цезаря Идальго из MIT.

Анализ данных за последние полвека позволил создать карту глобального технологического пространства, которая показывает технологическую связанность различных отраслей и продуктов. Сопоставление данных за последние полвека позволило создать карту глобальной технологической территории. Принцип прост: экономика естественным образом развивается вокруг существующих технологий и развитых отраслей, постепенно осваивая соседние пространства.

Эксперты говорят: в России наилучший потенциал развития есть у добывающих отраслей, сельского хозяйства, химической промышленности, развития транспорта и путей сообщения, производства строительных материалов, сельскохозяйственного машиностроения.

Возможность производить больше нефти, стройматериалов и удобрений выглядит вполне традиционно, однако и здесь нужны структурные реформы и создание условий для развития бизнеса.

Наблюдатели сегодня заговорили о достаточности управленческой и юридической базы даже для большого прорыва. Что же мешает? Большинство из них сходятся во мнении, что сегодня пришло время устранить целый ряд барьеров, препятствующих развитию бизнеса, создать эффективный финансовый рынок, обеспечить надежную защиту инвестиций. Кроме того, многие эксперты говорят о новом порядке недропользования.

Среди главных сдерживающих причин внутреннего порядка, международные экономисты называют слабую конкурентную среду на внутренних рынках.  Слабым звеном является  защита прав инвесторов, а так же неэффективная судебная система.

По мнению аналитиков, главный тормоз на пути превращения российской экономики из сырьевой в инновационную — экономическая обособленность России. В современном мире невозможно быть на передовых технологических рубежах без международном разделении труда и глобальной интеграции. Необходимо ориентировать экономику на внешние рынки, реально поддерживая экспорт.

Однако это вопрос лежит не только в области в управления. Судя по всему, международные санкции против нашей страны имеют как раз главной необъявленную цель  сдерживание наметившегося прогресса, который очень пугает наших конкурентов.