Максим Топилин – рассказал о доходах россиян, рынке труда и неформальной занятости.

– Максим Анатольевич, по данным Росстата, за весьма непродолжительный период времени реальные доходы россиян упали аж на 52 %. Вот это чем объясняется и что будет дальше?

– Вы аппелируете цифрой – это январь к декабрю. Даже в стабильные времена, когда экономика испытывает рост, вы можете посмотреть по статистике, процентов на 45-50 реальные зарплаты и доходы в январе ниже, чем в декабре. Поэтому надо сравнивать показатели среднегодовые или периоды брать сопоставимые.

– Но здесь мы можем сравнить с 2015 годом?

– По итогам 2015-го года по зарплатам надо сравнивать не номинальные величины, а реальные. Что нас тревожит: заработные платы сократились на 9,5 %, чего не было многие последние годы. Пенсии обесценивались в 2015 году менее всего, то есть в реальном измерении они практически сохранились: минус 3,5 %. Понятно, что это было связано с тем, что по пенсиям мы в феврале 2015 года провели полную индексацию. Тем самым люди получили нормальную компенсацию.

<…>

 

– Можно каким-то образом поддержать граждан с точки зрения их доходов? Какие-то меры могут быть приняты?

– Смотрите. Во-первых, (никогда такого не было раньше) в этом году было решение, которое позволило проиндексировать все социальные выплаты. Это все пособия детские, выплаты, которые осуществляет федеральный бюджет для инвалидов, ветеранов, ветеранов Великой Отечественной войны. С 1 февраля все выплаты были проиндексированы на 7 %. Это разница между индексацией начала прошлого 2015 года, это 5,5 %, и фактической инфляцией.

И такое же решение принято на 16-й год. По итогам 16-го года по факту инфляции с 1 февраля 17-го года будет тоже происходить индексация. Конечно, еще не так близко это решение. Но вместе с тем перешли на индексацию по фактическому уровню инфляции. Вот эта февральская индексация пособий приведет к тому, что все-таки доходы немножко подтянутся.

– В сложном положении оказались малоимущие граждане страны. Говорят, что вообще за не очень продолжительный период времени их число выросло чуть ли не вдвое. Что здесь делать?

– Не вдвое, конечно. Прошлый год здесь тоже был не совсем позитивным, скорее негативным. За год эта цифра увеличилась в абсолютном выражении на три миллиона. То есть было 16 млн, стало 19 млн людей, которые находятся ниже черты прожиточного минимума. Если в том году было порядка 11 %, то сейчас это 13 % населения, на 2 процентных пункта увеличение, что нас, конечно, очень сильно беспокоит.

<…>

– В последнее время начались разговоры, что нам этот прожиточный минимум либо взять и отменить, либо, может, его поднять на некий достойный уровень. Многие удивляются, а можно ли вообще, в принципе, в России прожить на 9701 рубль в месяц?

– Да, такой вопрос есть, безусловно. Мы же пересматриваем не сам прожиточный минимум, а продовольственную корзину. Прожиточный минимум – это денежное измерение набора продуктов питания, услуг, различных предметов первой необходимости.

– Ну вон там какой-то депутат прожил, по-моему, на 20 с лишним килограммов похудел за это время. А если нет такого запаса прочности?

– Безусловно, это не является показателем того, на что живут люди. Это некий статистический показатель, некая планка, которая позволяет нам измерять доходы. И мы его постоянно пересматриваем. Мы его каждые 5 лет насыщаем новыми и новыми продуктами питания. И вот в последний раз, когда мы этот показатель пересматривали, он за счет только пересмотра увеличился на 15 %, прежде всего, для пенсионеров и для детишек. Пока мы не планируем этого делать, потому что считаем, что это оптимальный вариант. Хотя, безусловно, в ощущениях людей, что такое 10 тысяч, можно понять. Надо работать больше с доходами, а не корректировать показатели.

 

<…>

 

– Ну вот смотрите, одни говорят, времена тяжелые, нужно помочь людям, поднять пособие. А другие говорят, времена тяжелые, нечего сидеть на нашей шее, этим тунеядцам. Вот ваша позиция, она какая?

– Наверное, она посередине. Мы готовим законопроект, который позволит нам в рамках средств, которые выделяются на пособия, их перераспределить в пользу тех людей, которые имеют большой стаж, которые действительно оказались в непростой ситуации. И расчеты показывают, что мы можем фактически удвоить размеры максимального пособия, может быть, процентов на семьдесят увеличить. Тогда нам придется сделать выбор следующий. Допустим, тем людям, которые впервые ищут работу, сказать, что раз вы не были в системе страхования, раз вы не участвовали в этой системе, вы впервые ищите работу, мы вам предложим переобучение, пожалуйста, мы вам предложим рабочие места, пожалуйста. Но просто пособие в размере небольшом платить здесь не придется. Надо просто сделать этот выбор и обсудить со всеми.

– А что насчет закона о тунеядстве?

– Мы не готовим такого закона.

<…>

 

 

– Что касается различных «черных» схем, «серых» схем и так далее… Все-таки, когда мы говорим о том, что времена непростые с экономической точки зрения, у работодателя возникает же всегда определенный соблазн для того, чтобы оптимизировать как-то свои расходы, понятное дело, на что, на зарплату работникам.

Все у нас любят найти лазейки какие-то, наверное. С точки зрения бизнеса это нормально, каждый оптимизирует свои расходы. Мы не должны позволять и должны делать так, чтобы закон читался однозначно.

В прошлом году мы легализовали порядка двух миллионов человек в качестве трудовых отношений. Это нам дало порядка пяти миллиардов дополнительных доходов в бюджет Пенсионного фонда.

– Я говорю о том, что «химичат» с зарплатами.

– Это плохо. Есть инспекции, есть… Каждый человек должен понимать, что со своей зарплатой нельзя позволять «химичить». Каждый должен за свое благополучие, свое положение, свою заработную плату тоже нести ответственность.

 

– Нередко приходится слышать о том, что кого-то пытаются заставить подписать какое-то заявление о том, что он добровольно соглашается с сокращением зарплаты, не знаю, в «фонд мира» перечисляет свою премию и тому подобное.

– Во-первых, на это не надо соглашаться. Я думаю, что люди становятся гораздо более ответственными, люди становятся более грамотными и финансовая грамотность растет. Мне кажется, надо просто достойно и уважительно относиться к себе, своему положению. И никакой работодатель не заставит. Каждый из нас находится на рабочем месте, и надо выбирать, надо соизмерять эти риски.

<…>

Источник

 

 

Print Friendly, PDF & Email