Об улучшении позиции “Единой России” в Госдуме, а также о том, почему в России не будет новых “болотных протестов” рассказал близкий к Кремлю политолог, руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин, не понаслышке знающий, что такое выборные технологии.

Одна из важнейших особенностей выборной кампании – это то, что впервые с 1999 года она будет проходить в условиях кризиса, ухудшения социального самочувствия. Кампании 2003, 2007, 2011 годов проходили на фоне благоприятной социально-экономической ситуации.

Но нужно понимать, что апокалиптические картины, рисуемые некоторыми экспертами и СМИ как традиционными, так и новыми, я имею в виду, в первую очередь, социальные сети, подчас оказываются далеки от реалий жизни.

Россия ведь очень разная по социально-демографическим показателям, неоднородная по территориальному структурированию экономики. Поэтому говорить однозначно про всю страну, что мы в кризисе – это не корректно. Есть регионы, которые в нынешней ситуации показывают рост промышленного и сельскохозяйственного производства, есть регионы, которые перестали быть реципиентами и перешли в категорию доноров бюджета за последний год, демонстрируя рост экономических и социальных показателей. Не стоит забывать, что результаты федеральной избирательной кампании любой партии – это сумма результатов голосования за нее в регионах. И очень многое будет зависеть от адекватности избирательных стратегий все участников гонки.

Безусловно, проблемы есть. Поэтому от участников избирательной кампании -2016 в большей степени, нежели в другие годы, будут ждать понятных программ, касающихся развития экономики страны, поддержания и развития социальной сферы. К примеру “Единая Россия” основные контуры своей экономической программы уже сформулировала.

Помимо экономического, социального и международного контекста, у предстоящей кампании будет еще ряд принципиальных особенностей.

единая россия, выборы

Во-первых, высокий уровень политической конкуренции – своих кандидатов без сбора подписей смогут выдвинуть представители 14-ти партий, в том числе либеральные объединения, и даже непримиримо оппозиционные.

Во-вторых, начинающийся федеральный электоральный цикл по формированию нижней палаты парламента впервые после значительного перерыва пройдет по смешанной системе.

В-третьих, главная заявленная властью задача – это обеспечение легитимности избирательного процесса и его результатов за счет открытости, прозрачности и отказа от использования административного ресурса.

Что касается оппозиции, то согласно тому же опросу, Алексей Навальный в качестве лидера Партии прогресса, которой, кстати, на практике не существует, получает 2 %, ПАРНАС – 1%. По 1% – “Яблоко”, “Родина”, “Патриоты России”, “Альянс зеленых – Народная партия” и Гражданская платформа.

Сложатся ли проценты Навального и ПАРНАСа – большой вопрос, учитывая непростые взаимоотношения лидера Партии прогресса и Михаила Касьянова.

Как видим, текущие предпочтения граждан показывают, что с высокой долей вероятности лидером избирательной гонки станет “Единая Россия”. Звание главной оппозиционной силы или почетное второе место сохранит за собой КПРФ. Борьба за третье место развернется между ЛДПР и “Справедливой Россией”, хотя, на сегодняшний день, шансы либерал-демократов выглядят предпочтительнее.

В борьбе за одномандатные округа ситуация будет похожая. Лидером станет “Единая Россия”, и ее превосходство будет еще более очевидным. Основную конкуренцию партии власти, на мой взгляд, составят представители коммунистов. В этой “дисциплине” эссеры, скорее всего, обгонят ЛДПР.

Вообще, для непарламентских партий, особенно, для созданных после 2012 года, эти выборы – момент истины. Те, кто не сумеют набрать 3% или получить представительство хотя бы по одномандатным округам (хотя, лучше бы получить и то, и другое), окажутся в крайне уязвимом положении в течение последующих пяти лет по сравнению с теми, у кого это получится – государственное финансирование и парламентская трибуна, на мой взгляд, станет необходимым условием для дальнейшего развития партий.

– Стало известно, что представители “думской четверки” ведут переговоры о согласованном выдвижении кандидатов в сорока одномандатных округах. В связи с этим многие говорят, что это попытка приручить думскую оппозицию и снизить уровень конкуренции. В чем цель такого соглашения?

Все участники выборов борются за максимально высокий результат, а для этого необходимо учитывать реалии и сложившийся статус-кво. Совершенно очевидно, что у каждой парламентской партии есть сильные кандидаты, которые с высокой степенью вероятности побеждают своего оппонента в конкретном одномандатном округе.

– Очевидно, что представители ОНФ примут самое активное участие в выборах 2016 года в качестве кандидатов-самовыдвиженцев по одномандатным округам, выдвинут претендентов по спискам “Единой России” по и тогам праймериз. С ОНФ взаимодействуют и КПРФ, “Справедливая Россия”, “Родина”, “Патриоты”, другие партии. Как Вы оцениваете перспективы активистов ОНФ? Насколько реально и целесообразно создание межфракционного объединения представителей ОНФ?

– Оцениваю шансы кандидатов ОНФ как очень высокие по трем обстоятельствам.

Во-первых, ОНФ – это движение сторонников президента России Владимира Путина, который является самым популярным политиком в стране, рейтинги его поддержки и доверия находятся на очень высоком уровне, и это в какой-то степени будет проецироваться кандидатов фронта.

Во-вторых, среди участников ОФН много авторитетных общественных деятелей, представителей крупных цеховых сообществ и больших социальных групп.

Третье – это положительная оценка гражданами той работы, которую вел ОНФ в течение последних лет: контроль за исполнением майских указов президента, борьба со злоупотреблениями при организации госзакупок, расточительностью чиновников, нарушениями антикоррупционного законодательства. Все это, безусловно, конвертируется в электоральную поддержку.

Что касается возможности появления межфракционных объединений – это поствыборная тема, ее стоит обсуждать после подсчета голосов, хотя я не исключаю, что такие формы работы могут быть востребованы, например, для решения тех или иных законотворческих или контрольных задач, которые могут появиться у депутатов.

выборы

– Впервые за последние годы выборы пройдут по смешанной системе. Какие партии получат от этого плюсы, кто проиграет?

– Новая модель выгодна всем участникам политического процесса. С одной стороны, безусловно, это плюс для больших политических машин – парламентских партий, т.к. именно они имеют серьезную базу, опыт работы и кадровый резерв, который может пойти на выборы в одномандатных округах, но, с другой стороны, мажоритарная система открывает возможности и непарламентским партиям, которые вряд ли смогут рассчитывать на преодоление проходного барьера, а вот получить представительство по 1-2-3 одномандатным округам – это вполне реально. В итоге, в выигрыше будут избиратели – мнение все большего числа социальных групп найдет свое отражение в парламенте страны.

Надо понимать, что в выборах по одномандатным округах точно примут участие 14 партий, в том числе ПАРНАС, которым нет необходимости собирать подписи. Они могут выдвигать как федеральный список, так и кандидатов в 225 одномандатных округах.

Но борьба в округах – это больше не партийные, а персональные выборы. Хотя партийный бренд и будет играть какую-то роль, люди оценят качество кандидата. У непримиримой оппозиции пока не видно сильных кандидатов. Председатель ПАРНАСа Михаил Касьянов или Илья Яшин, таковыми, по моему мнению, не являются.

– Что Вам дает основания говорить о шансах “Единой России” сохранить большинства в Госдуме?

– Думаю, что “Единая Россия” позиции сохранит, а при выполнении некоторых условий, имеет все шансы и улучшить свое положение. Я имею в виду, в первую очередь, выборы по одномандатным округам, которые могут добавить изрядное число мандатов к партийному списку. Все зависит того, какие кандидаты будут выдвигаться, насколько они узнаваемы, референтны, какой поддержкой пользуются, какой у них персональный рейтинг доверия.

Второе условие, которое ЕР необходимо для упрочения своих позиций – это внятная, ожидаемая людьми повестка, что в условиях кризиса становится крайне актуально.

– Очевидно, в ходе компании оппозиционные партии будут активно использовать критику правительства, в том числе, премьера и председателя “Единой России” Дмитрия Медведева. Как в этой ситуации быть “Единой России”?

– Начнем с того, что признавать ошибки – это привилегия сильных. Если критика будет конструктивной, а не пиаровской, если ошибки будут названы реальные, а не как повод для сиюминутного приращения оппозицией аудитории сочувствующих, то такие ошибки нужно признавать и, что самое главное, понятно объяснять, что, как и когда будет сделано для их устранения. Ничего в этом страшного нет.

Самое главное, чтобы не получалось как в старом анекдоте: “Кто такой литературный критик? Это человек, рассказывающий писателю, как бы он написал это произведение, если бы умел.”

“Единая Россия” должна с цифрами, фактами, примерами показывать, что уже сделано, куда мы движемся, что нас ожидает. ЕР должна иметь в своем багаже понятные ответы на те вопросы, которые волнуют граждан, предлагать приемлемую картину, если хотите, мироустройства в отдельно взятой стране. За все хорошее, против всего плохого – это не пройдет.

У “Единой России” есть очевидное преимущество в том, что эта партия сумела справиться с кризисом 2008-2009 года и имеет полное право заявить, что знает, что делать сейчас. Это очень сильная мотивация для избирателя.

– Медведев, по Вашему мнению, возглавит партийный список “единороссов”? Следует ли ему принимать участие в теледебатах?

– Дмитрий Анатольевич – председатель партии и, вполне логично, что он и должен стоять первым номером в партийном списке, возглавлять его.

При номенклатурном подходе в список, кроме лидера, обычно входят основные представители партийного руководства. Но, судя по прошедшему недавно съезду партии, такого не будет. Думаю, что у ЕР будет народный список, если говорить о его федеральной части.

Вслед за лидером места в федеральной части списка займут представители ОНФ, референтные лица от субъектов или от больших групп субъектов, от отраслевых сообществ. У партии есть внушительная скамейка сильных, известных кандидатов в федеральный список.

– Вы исключаете вариант, что список партии возглавит не Медведев, а Путин?

– Полагаю, что я уже ответил на этот вопрос.

– А сможет ли “Единая Россия” использовать образ Путина в предвыборной борьбе?

– Сейчас в Госдуме обсуждаются поправки в избирательное законодательство, которые ограничивают использование в агитационных материалах изображений тех людей, кто не является кандидатами или членами их семей. Поэтому, я думаю, что это будет, скорее всего, невозможно. Но мне кажется, что дело не в транспарантах. “Единая Россия” создавалась Путиным, она всегда была и будет партией Путина.

– Оппозиционные партии рассчитывают на снижение рейтинга ЕР от 5 до 10%. Если это произойдет, то кто окажется в выигрыше, к кому, перейдут эти голоса?

– Если это произойдет, то кто-то из этой группы останется дома и не пойдет на выборы, кто-то проголосует за другого участника гонки, а кто-то все равно вернется к ЕР. При этом не стоит забывать, что есть такие понятия, как “партия второго выбора” и “ситуативный электорат”. Избиратель в этом случае, в первую очередь, склонен смотреть на тех, кто уже представлен в парламенте. Он присоединяется либо к победителю, либо, как минимум, к не проигравшему.

За звание “партии второго выбора” попытаются бороться, все партии, представленные в ОНФ.

Для того, чтобы стать “партией второго выбора”, если такое окно возможностей откроется, надо показать, что эта партия системная, у нее есть шансы на успех, и она “не “Единая Россия”.

– Не стоит ли в связи с кризисом и сокращением расходов всех министерств и ведомств урезать и бюджетное финансирование партий?

– Начнем с того, что ставить в один ряд органы государственной власти и институты гражданского общества не корректно. Сокращение бюджетных расходов на госаппарат – тренд оправданный и актуальный, тем более в условиях кризиса. В данном случае, можно сказать, что непростая ситуация в экономике стала определённым катализатором для запуска процессов разумной экономии и оптимизации.

Поддержка же партий, отвечающих вполне понятным “квалификационным” требованиям, выполняет совершенно иную задачу развития политической системы страны, что, на мой взгляд, в условиях кризиса приобретает особую актуальность. Это еще один инструмент расширения представительства граждан во власти. Т.е. это, собственно, классическая миссия партий и, если можно так сказать, их социальный заказ от общества.

 

– Какова гарантия того, что после думских выборов мы опять не столкнемся с протестами типа “Болотной”?

– Главный посыл внутриполитического блока Кремля в последние годы – проведение конкурентных, честных и прозрачных выборов. Для этого многое сделано: внедряются новые стандарты наблюдения за выборами, практически покончено с практикой снятия зарегистрированных кандидатов под надуманными предлогами, исчезли жалобы на трудности доступа к электоральным процедурам. Поэтому, думаю, что серьезных претензий, которые могли бы повлиять на легитимность результатов кампании, не будет. Крайне важно использовать положительный опыт выборов Президента РФ в 2012 году, а именно по использованию он-лайн трансляций с установленных на избирательных участках видеокамер. В Москве такое решение уже принято. Было бы хорошо, если бы эта инициатива нашла свое воплощение и в других регионах. Это снимет большое количество вопросов.

Если результаты выборов будут отражать сложившиеся объективные политические предпочтения граждан и признаны обществом, то никаких серьезных причин для поствыборной протестной активности типа “Болотной” не останется.

толпа, бунт, митинг

– Сейчас много рассуждают о стоимости выборной кампании. Как оценить эти затраты, как на них отразится кризис?

– Все политтехнологи считают по-разному, в зависимости от того, как им выгодно. В крупных округах с высокой плотностью населения называют 200-300 рублей за голос. В тех регионах, где людей меньше и этот подсчет не очень выгоден для политтехнологов, применяются методики усредненных цифр – 100-150 млн. рублей за округ.

Но затраты, которые придется понести партиям и кандидатам, легко считаемы. Есть максимальный размер избирательного фонда, как для кандидата, так и для партии, который установлен законодательно. Расходы на предэлекторальные процедуры (не регламентируемые законом) составляют, как правило, дополнительно от 30 до 50% от бюджета кампании.

Основные статьи расходов – стоимость агитационных материалов, покупка эфирного времени, площадей в печатных СМИ, оплата мероприятий кандидата, работа волонтеров. Расходы на обеспечение политических коммуникаций будут основными.

Источник
Print Friendly, PDF & Email