О плюсах и минусах отечественной партийной системы написано и сказано уже много, тем не менее, в преддверии Единого дня голосования в нынешнем году, а также в контексте больших федеральных выборов в 2016 имеет смысл проанализировать состояние и перспективы партийной системы России.

Для начала следует остановиться вкратце на истории возникновения собственного самого понятия «политической партии» и его определении в российском законодательстве. Деятельность партий в нашей стране регламентируется Федеральным законом от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях», в котором дается определение партии как института, обеспечивающего участие граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в выборах и референдумах, а также для представления интересов граждан в органах власти всех уровней, начиная с местного самоуправления. История современных российских партий ведет свой отсчет с 1991 года, однако сам институт, естественно, намного старше. Вообще возникновение необходимости в партиях можно отнести к важнейшим признакам Нового Времени, в особенности в контексте буржуазных революций в Европе.

В Англии еще во времена Кромвеля и эпохи Протектората после свержения монархии в парламенте были фракции монархистов-лоялистов и сторонников кромвелевской республиканской «новой модели», затем, после «Славной революции» и реставрации, начала складываться классическая двухпартийная модель, сначала в связке тори-виги, а затем, после введения в Великобритании в 1830-х под давлением чартистов всеобщего избирательного права, и партийная дихотомия либералы-консерваторы (либералов в начале 20 века заменили, но не вытеснили, лейбористы). В США шли аналогичные процессы, и двухпартийная система в виде Демократической и Республиканской партии окончательно оформилась ко временам Гражданской войны. Если же говорить о России, то у нас партии начали складываться в конце 19 века, и толчком к этому, безусловно, послужили реформы 1861 года, что привело к появлению народовольцев, ставших первой русской более-менее оформленной программно партийной группой. Потом появились марксисты, ну а либерально-демократические и монархическое партии, типа октябристов или кадетов, легализовались только после Манифеста от 17 октября 1905 года.

Несмотря на то, что цели и задачи у политических партий, естественно, разные, есть моменты, которые объединяют все партии в России, и эти функции опять-таки определены в 95-м федеральном законе.

Партии в России в рамках пропаганды своих программ формируют общественное мнение, занимаются политическим воспитание и образованием своих членов, да и всех граждан. Партии также осуществляют функции выражения мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, а также доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти. Ну и наконец то, что чаще всего видят рядовые граждане и что является самым заметным в деятельности партий – это выдвижение кандидатов на выборах различного уровня.

Таким образом, можно видеть, что партии аккумулируют и группируют общественные интересы в тех или иных общественных стратах и реализуют эти интересы на общегосударственном уровне. Вот эта функция «связки» и является важнейшей задачей любой партии наряду с завоеванием политического господства и получения власти.

В настоящее время партийная система России переживает времена внешне бурного расцвета и роста. Если сравнивать с выборами в Государственную Думу, которые прошли в 2011 году и в которых участвовало 7 партий (и столько же было официально зарегистрировано Минюстом), то сейчас в страненасчитывается 78 партий и порядка 60 оргкомитетов в стадии регистрации. Законодательство запрещает, в отличие от 90-х годов прошлого века, создание избирательных блоков, и таким образом роль отдельных партий существенно возрастает. Точнее, возрастают требования к организационным и материальным ресурсам, которые она должна мобилизовать в рамках подготовки к избирательной кампании. Хочу напомнить, что оппозиция — и либеральная несистемная в том числе — долгие годы критиковала власть за излишне жесткие требования по численности партии и ее оргструктуре. Дело в том, что до реформ избирательного законодательства 2012 года для регистрации политической партии необходимо было представить в Минюст данные не менее чем 40 тысяч членов партии при наличии региональных отделений в более чем 45 субъектах федерации с количеством членов от 500 человек и выше.

После внесения изменений в закон о политических партиях порог членства был снижен в 80 раз – до 500 членов, что и привело к взрывному росту числа партий. Вот только сказывается ли большее количество партий на качестве политического представительства? Большой вопрос.

Во-первых, при функционировании партий в России имеется два законодательных подхода к парламентским и непарламентским партиям. Партиям, которые не представлены в федеральном парламенте (или хотя бы в региональных ЗакСобраниях), попасть в «высшую лигу» крайне сложно. Если для выдвижения своих кандидатов или списка парламентским партиям нужно лишь решение уполномоченного коллегиального органа, то для непарламентских дело оборачивается довольно муторной, затратной и чреватой множеством технических ошибок процедурой сбора подписей. Тут и затраты на оплату сборщиков, и вопросы изготовления самих бланков подписных листов и необходимость иметь в штате контролеров и почерковедов, юристов и прочих сотрудников, которые «вылавливали» бы в массиве собранных подписей недействительные или недостоверные. Очевидно, что для партии, которая только собирается куда-то баллотироваться и не имеет госфинансирования, эти условия становятся во многом дискриминационными и запретительными.

Правда, справедливости ради стоит сказать, что согласно закону, помимо партий, представленных в Госдуме, от сбора подписей освобождены те партии, что смогли набрать более 3% на выборах в Госдуму, а также имеющие фракции в хотя бы одном Законодательном Собрании. Сейчас этим критериям соответствуют всего 14 партий: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, «Яблоко, «Правое дело», «Патриоты России», «Гражданская платформа», «Коммунисты России», «Родина», Партии пенсионеров за справедливость, ПАРНАС, «Зеленые» и «Гражданская сила».

Во-вторых, неравенство парламентских и непарламентских партий проявляется и в том, как они взаимодействуют с медийной сферой. Согласно федеральному законодательству, государственные телевизионные и радиостанции обязаны предоставлять бесплатные эфиры только партиям, имеющим фракции в Государственной Думе. Остальных партий, даже из списка тех 14, что могут не собирать подписи, как бы вообще не существует. И это при том, что стоимость размещения агитроликов партий в прайм-тайм на федеральных «кнопках» крайне высока. Так, цена 30-секундного ролика на Первом канале составляет порядка 1,2 миллиона рублей. Чтобы понять порядок сумм, обратимся к официальным данным ЦИК РФ. По данным мониторинга Центризбиркома, только за июнь 2015 года длительность сюжетов, связанных с «Единой Россией», составила на федеральных телеканалах 1 час 56 минут. КПРФ показывали немногим меньше – 1 час 53 минуты. Примерно одинаково – по 1 часу 54 минуты получили на освещение своей деятельности ЛДПР и «Справедливая Россия». Как говорится, сами подсчитайте, в какие суммы вылился бы коммерческий заказ таких объемов вещания.

Кстати, если уж заговорили о средствах. По закону, федеральное бюджетное финансирование могут получать те партии, что прошли в Госдуму, а также набрали более 3% голосов избирателей. Распределение средств ведется «по головам» – исходя из количества проголосовавших за ту или иную политическую силу.

В результате сумма финансирования партий парламентской «четверки» плюс «Яблоко» по итогам выборов Госдумы 6-го созыва составила 1 миллиард 278 миллионов рублей.

Между тем, как показывают социологическое опросы, и, в частности, исследование ВЦИОМ, почти 40% граждан страны вообще усомнились с необходимости политических партий, а 39% не понимают, зачем они в принципе необходимы. Лишь 8% респондентов полагают, что партии нужны для принятия новых законов. А вот опрос Левада-центра от 2013 года продемонстрировал еще более удручающие цифры для российской партийной системы: 56% опрошенных ничего не слышали о том, что с момента либерализации партийного законодательства появилось более 50 новых партий. Также из опросов ВЦИОМ следует, что более половины (54%) россиян не считают партийную принадлежность важным качеством при выборе кандидата. В том же русле незнания обществом собственной партийно-политической системы идут и данные социологов об осведомленности россиян относительно наличия партий: более-менее известны только «Единая Россия» (91%), КПРФ (80%) и ЛДПР (77%). Даже «Справедливая Россия» с ее 56% сильно отстает, что уж говорить о каком-нибудь ПАРНАСе или «Партии прогресса» с 7% и 11% узнаваемости соответственно.

Что же имеем в сухом остатке? Российские партии, кроме, пожалуй, 2-3 крупных федеральных структур не имеют шансов пробиться к общественному сознанию, так как выход на массового избирателя обставлен рядом финансовых и организационных «рогаток», которые не позволяют новым партиям эффективно выполнять свою роль приводного ремня и связующего звена между гражданским обществом и государством. И тут, кстати, не стоит искать некие «хитрые планы» Кремля: вполне себе оппозиционная КПРФ крайне негативно в свое время отнеслась к понижению порога членства в партиях с 40 тысяч до 500, так как партийные боссы коммунистов полагали, что это создаст им конкуренцию на левом фланге.

Таким образом, российская партийно-политическая система, сложившись относительно недавно, уже сейчас несет следы закостенения и желания партийных элит сохранить статус-кво и не допустить новые лица в парламенты регионов и тем более — в Госдуму. Это опасная ситуация прежде всего для социально-политической стабильности, так как отсутствие представительства разных групп населения создает напряжение в общественном сознании, которым могут воспользоваться деструктивные силы. Очевидно, что настала пора задуматься о смягчении некоторых положений партийного законодательства и подумать над большей инклюзивностью малых партий в большом политическом процессе.

Источник