Российский политолог и публицист, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в интервью ресурсу Москва-Баку рассуждает о новых вызовах, возникших в результате деструктивной политики США на Ближнем Востоке и о новых задачах России на постсоветском пространстве.

 Михаил Витальевич, недавно создано Федеральное агентство по делам национальностей. С какими первостепенными вызовами столкнется агентство, на ваш взгляд эксперта?

Михаил Ремизов
 По словам главы ведомства, Игоря Баринова, важно осуществлять качественный мониторинг этно-конфессиональной ситуации по России. Надо видеть и понимать риски. До сегодняшнего времени в информации и понимании наблюдался дефицит. К сожалению, мы реагируем, когда конфликт уже произошел. Избыточная иммиграция, монополизация каких-либо экономических ниш этническими группами, передел бизнеса такими группами, идеологический фактор вовлеченности в радикальный ислам  здесь есть почва для будущих конфликтов. Нацизм, к слову, поднялся ровным счетом на том же самом. Он был популярен и привлекателен для умов. Такие вызовы необходимо отслеживать, проводить исследования и контролировать. Однако сегодня в России нет такой матрицы замера современных процессов. Даже муниципалитеты, по сути, не собирают статистику, имеющую отношение к делу. Странам СНГ необходимо больше обмениваться информацией.
Кстати, светские режимы на Ближнем Востоке были существенным заслоном экстремизму. Однако, в результате безответственной и деструктивной политики США, светские режимы были сметены. Пример  Ирак, Ливия, Сирия. Демонтировав режимы этих стран, Вашингтон практически открыл дорогу исламистской экспансии и строительству нового халифата. Более того, США ведут сегодня «прицельную работу» против стран, которые «собрали чемодан» в Евразийский союз, это Армения и Киргизия. В этих странах работает сеть НКО под патронажем из Вашингтона. В Армении уже беспорядки, которые имели явный антироссийский подтекст..

 Политика России в Закавказье?

 Один из серьезных успехов за последнее время это  разрядка в отношениях с Грузией. А вот одним из важных поводов для беспокойства на Закавказье  это нагорно-карабахский конфликт. Россия в вопросах Нагорного Карабаха стремится к балансу и заинтересована в том, чтобы не было войны. С одной стороны, Москва не может игнорировать Ереван, с другой стороны, Баку  важный партнер в регионе. Минская группа ОБСЕ в решении вопроса не приносит результата. По мнению независимых экспертов, «формула» урегулирования конфликта выглядит так: Азербайджану должны вернуться районы, занятые за пределом Нагорного Карабаха. А сам Нагорный Карабах должен уйти в «свободное плавание». Но пока стороны не готовы.

 Главы государств-членов ШОС на заседании в Уфе подписали документы о предоставлении Азербайджану статуса«партнера по диалогу». Будущее этих организаций?

 ШОС становится влиятельной структурой в процессе евразийской интеграции. Страны постсоветского пространства выходят из своего «кокона» благодаря ШОС. Появляется новый дипломатический уровень взаимодействия. К тому же, организация перестает быть чисто китайской, как это было раньше. Еще одна архиважная функция ШОС — коллегиальная работа стран по выработке антикризисных решений.

Трансграничные конфликты, террористические угрозы, всё это можно решать в рамках ШОС. Запад сегодня реализует стратегию «мы не замечаем и игнорируем ШОС и БРИКС». Первоначально БРИКС вообще был придуман как статистическая группа, а не международный блок или альянс. Но вдруг ШОС и группа БРИКС начали активно развиваться, возникают альтернативные Западу институты, аналоги Всемирного Банка, МВФ.

Сейчас идут разговоры о создании альтернативных рейтинговых агентств, аналогов Fitch, Standard&Poor’s и прочих. Под эгидой БРИКС и ШОС, полагаю, будет придумано много вещей. Такие процессы весьма продуктивны, ведь основные международные институты сегодня ненезависимы, почти не имеют права голоса и подконтрольны США. А МВФ, Всемирный Банк и др. сегодня находятся «в кармане» у одного игрока.

 СМИ активно обсуждают перспективы развития интеграционных объединений на Евразийском континенте. Появился Евросоюз, объединив в свои ряды европейские страны. Оцените возможность возникновения похожих союзов, но уже на постсоветском пространстве?

 Если мы говорим о Евразийском экономическом союзе, то согласно подписанным соглашениям, достигнут некий предел интеграции, выше которого «прыгнуть» уже сложно. Следующий этап интеграции  только валютный союз. Но надо быть реалистами, к общей валюте страны еще не готовы. Это видно по заявлениям и в Астане, и в Минске. Даже скажу больше, наблюдая ситуацию с ЕС, мы видим уже все риски единого валютного пространства. Полагаю, в ближайшие годы РФ сосредоточится только на работе с подписанными ранее соглашениями.