Лавры главного политического провидца и звездочёта спешит стяжать Фонд Развития Гражданского общества. Ну а “волшебная астролябия”, с помощью которого нам объяснят “как сложатся звёзды” и “как лягут карты” называется “Накануне федерального избирательного цикла. Региональные выборы–2015: характер кампаний, тенденции и прогнозы результатов”. Увы, на откровение этот документ не тянет, только на апокриф…

Для затравки немного статистики:

13 сентября 2015 года в единый день голосования состоятся выборы различного уровня в 83 субъектах Российской Федерации. Всего назначено проведение около 11 тысяч выборов, 92 тысяч мандатов. В 21 субъекте Федерации будут избраны высшие должностные лица (ВДЛ), в 11 – законодательные (представительные) органы власти. На выборах ВДЛ 24 партии выдвинули 128 кандидатов, 98 из них, представляющие 16 партий, преодолели муниципальный фильтр и прошли регистрацию. На выборах законодательных органов власти 32 партии совокупно выдвинули 141 список кандидатов (учтены только те, которые были заверены избиркомами), 87 из них, выдвинутые 19 партиями, зарегистрированы.

Из всей этой электоральной машинерии аналитики фонда делают следующий вывод:

Главная особенность выборов-2015 – приближающийся федеральный избирательный цикл. Это оказывает сильное влияние на кампании всех уровней.

Не смотря на то, что главная особенность на всех одна, способы реакции у политических партий на неё разные. Для кого-то региональные осенние выборы – это полигон для обязательной демонстрации флага (крупные политические партии), а для кого-то – повод для конвертации политического веса в менее эфемерные материи. Именно поэтому, согласно доклада, в осенних выборах не заметно многих сильных региональных игроков, представляющих некрупные политические партии.

Во общем все знаки политического зодиака находятся под влиянием стихии “федерального избирательного цикла” – “а мужики и не знали…”.

Несколько более интересна “комплексирование” экспертами фонда итогов губернаторских кампаний:

Губернаторский корпус за 2012–2015 гг. подвергся серьезной ротации. Его покинули 23 человека, т.е. более ¼ от общего состава. Одни перешли на новую работу (в том числе в Правительство), другие отправились на заслуженный отдых, третьи лишились президентского доверия и были отрешены.

Но при этом только 11% кампаний 2012–2015 годах по выборам губернаторов носили/носят в той или иной степени конкурентный характер. Это означает, что в остальных 89% случаев выборы губернатора проходили по “безальтернативной модели” и имели формат выражения доверия “согласованному кандидату”. Здесь сложно обвинить федеральный центр в авантюрности кадровой политики.

архив, зрение

В 2015 году политический организм региональных выборов проходит финишную настройку.

Примеряя лекала столичных экспертов на главный кадровый вопрос Югры понимаешь, что революций ждать не стоит. Ну разве только на 11%…

Сам доклад фонда для неспешного чтива доступен здесь.

Print Friendly, PDF & Email