Не так давно в Москве собрались представители шестидесяти(!) российских регионов. Темой столь представительного совещания, которое заинтересовало две трети субъектов РФ, стали вопросы национальной и языковой политики. По-научному предмет разговора называется «Важнейшие критерии формирования общенациональной идентичности и сохранения многонациональной самобытности».

Действительно, в России сегодня мирно живут, дружат и сотрудничают более 100 этносов и наций. Как не раствориться в этом котле? Особенно если речь о малых народах? На эти непростые вопросы отвечали, в том числе, и представители нового Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН).

Агентство тире министерство

Впервые с тех пор как было упразднено Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики, в державной вертикали появился орган, наделённый всей полнотой функций по выработке и реализации государственной нацполитики. Агентство, имеющее статус федерального министерства, окрестили ярким и ёмким словом: Роснац. Глава Роснаца, когда-то офицер «Альфы», а ныне политик Игорь Баринов так понимает деятельность вверенного ему госоргана, по крайней мере, на первом этапе:

Первостепенными для нас станут меры по укреплению гражданского единства российской нации, обеспечению межнационального согласия, этнокультурного развития народов Российской Федерации, защите прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов.

Отобрать угодья – уничтожить этнос!

Языки коренных малочисленных народов впору уже в книгу исчезающих заносить! А их развитие непосредственно связано с сохранением традиций, обычаев, традиционного уклада жизни, – настаивает Михаил Тодышев, представитель правительства Чукотского автономного округа. – И с позиции межнациональных отношений здесь ничего не решишь. Нужны специалисты в сфере лесо-, земле-, недропользования. Наши сородичи теряют доступ к природным ресурсам. А в итоге это бьёт по вопросам культуры этноса. Языки уходят. В 26 федеральных законов нужно вносить изменения!

Чукча теперь и читатель, и писатель

Объективно на Чукотке с родными языками всё неплохо: чукотский, эвенский, эскимосский изучают в общей сложности в 30 из 42-х общеобразовательных учреждений региона. На них выпускают книги. Принята региональная «Концепция развития коренных языков». Активно работает Чукотский институт развития образования и повышения квалификации, в котором есть отдел этнических и педагогических технологий. Пристально следят за благополучными во многих национальных аспектах соседями – в числе прочего Республика Саха (Якутия) имеет уникальный опыт кочевых школ.

Михаил Тодышев – шорец из Кемеровской области – внимательно следит за жизнью родного этноса. Последние новости неутешительны. С этого года прекращена подготовка учителей шорского языка и литературы:

В 1989-м была создана кафедра шорского языка в Новокузнецком педагогическом институте, и за эти годы было подготовлено 128 специалистов. Постепенно все реформы и реорганизации в высшем образовании привели к тому, что старейший педагогический южносибирский вуз был понижен до статуса «Центра педагогического образования». Как вы думаете, кто попал под сокращение в первую очередь?! Преподавательский состав, который готовил учителей шорского языка.

Фильтруй политику

Представители регионов хотят заявить о себе, хотят быть услышанными и хотят понять направления, в которых будет двигаться работа нового федерального агентства, – оправдывает эмоциональность коллег Татьяна Гамалей, министр по национальной политике Республики Дагестан. – Есть опасения, что основной миссией Роснаца станет предупреждение конфликтов на национальной почве. В современных условиях это очень важная тема, но нужно понимать, что раздоры не возникают на пустом месте. И пробелы в реализации языковой политики – одна из основ возможных конфликтов.

национальности, этносы, народы

Лаборатория ссоры или согласия?

Дагестан считает себя лабораторией национальных отношений. Наверное, нет такой общероссийской проблемы, которая не имела бы своей проекции в этой многонациональной республике. И языковая политика, и конфликты, которые могут быть спровоцированы земельными проблемами. И миграция, как внутренняя, из горных районов, так и из республики – в 32-х регионах России есть теперь официальные дагестанские представители. В регионе, с одной стороны, остро стоит проблема сохранения дагестанских языков. Ведь 14 этносов были признаны республиканскими малыми коренными. А с другой – необходимость поддержки русского языка носит идеологически важный характер.

Русский язык – очень важный инструмент консолидации этносов внутри Дагестана. А их так много, что без русского языка консолидация просто невозможна, – подчёркивает республиканский министр. – Есть много сил, которые, реализуя какие-то свои политические, личностные амбиции, видят для себя перспективу в расколе дагестанского общества. Но это тенденция к разрушению! Это будет иметь очень серьёзные последствия. Нам, напротив, важно, чтобы Дагестан осознавался как неотъемлемая часть Российской Федерации. На протяжении 100 лет дагестанцы ярко демонстрировали эту свою приверженность – бились за Россию в Великой Отечественной войне, сопротивлялись, когда экстремистские силы хотели отделить Дагестан от России. Мы говорим, что в Дагестане живут, вероятно, самые большие патриоты своей страны. И очень больно, когда извне этого не видят.

О, речь родная, кто тебя…

О великом русском языке, как миссионере единения народов, говорили на национальном форуме много. Преобладающее мнение – русский язык обязательно должен получить статус РОДНОГО, наряду с другими языками многонациональной страны. Однако эксперты от образования призывают заботиться не о статусе русского языка, а о спасении «великого и могучего»!

– Нам нужно честно ответить – чего мы хотим?! Если мы хотим быть условно европейцами и жить в Гейропе, тогда мы верной дорогой идём, – уверена  Жанна Зубова, декан филфака Орловского госуниверситета. – Разрушение языка есть первый признак разрушения этноса. Очень пугает уровень владения действительно родным языком как, извините, двоюродным или троюродным. Пренебрежительное отношение к родному языку вижу и у госслужащих, и у журналистов. На рынке труда выше котируются те, кто «свободно владеет» английским. Как можно свободно говорить на чужом языке, живя в своем этносе? А самое главное, кому это нужно: бизнесу, или Центральному Интеллектуальному Агентству?! Но Бог с ним, с ЦРУ, давайте глянем на российскую высшую школу: специальность «филология», в нашем вузе в этом году выделено всего лишь 10 бюджетных мест. «Русский язык и литература» – семь! Ну дотирует же государство у нас АвтоВАЗ? Хотя, как мне кажется, АвтоВАЗ для идентификации нации не очень подходит… Кто Я? Иде Я?

Сама не ведая, ученая дама задала важнейший на форуме вопрос. Да что форум, думаю, это вопрос века или, как минимум, ближайшего десятилетия. А как, действительно, у нас обстоят дела с идентификацией нации? Кто это такие сегодня – люди, живущие на одной шестой части земной поверхности? Граждане России, безусловно. Не считая миллионов мигрантов из стран СНГ. Бывшие жители СССР? Но на подходе второе поколение т.н. чисто россиян, как ни смешно это звучит. Объясняю: чисто россияне – это те, кто родились уже спустя десятилетие и более после Беловежского соглашения и распада Союза. Они не то, что советской идеологии не знают, они – о, ужас – вообще безо всяких идеологий выросли. Если не считать идеологией картинку в Интернете, где бешеный хомячок кричит про «затра пятниццооо!!!» Великий и могучий литературный русский язык – это великолепно, чудесно, замечательно. Но чтобы тебя слушали, на этом языке надо что-то говорить.

Чтобы за тобой шли, надо куда-то звать. Чтобы наш народ действительно стал примером межнационального и межконфессионального согласия, а Россия стала комфортной территорией гражданского мира, надо вначале русским литературным языком объяснить, ПОЧЕМУ и ЗАЧЕМ это должно быть так. А главное, как и где, на какой базовой идеологической площадке нам этой гармонии предстоит добиваться. И на эти вопросы предстоит ответить не только Федеральному агентству по делам национальностей.

Справка «НА»: По данным переписи населения 2010 года, в Российской Федерации используется 277 языков и диалектов, в государственной системе общего образования функционирует 97 языков, обучение ведется на 24-х, 73 языка являются предметом изучения. На 66 языках народов России выходят СМИ, значительная часть которых финансируется государством.
При подготовке материала использованы материалы сайта http://argumenti.ru
Print Friendly, PDF & Email