В Нефтеюганске 26 июня, в день убийства мэра, на площади у памятника Владимиру Петухову состоится очередной митинг памяти. Тысячи горожан каждый год собираются, чтобы почтить память своего мэра, застреленного 17 лет назад.

Событие, прямо скажем, нетипичное для современной России. Давайте попробуем разобраться, почему трагедию не забыли за столько лет и почему жители Нефтеюганска так уважают своего мэра.

Если кратко, то Владимир Петухов был необычным мэром — не «менеджером», а производственником, и его смерть — во многом результат столкновения с «эффективными собственниками» и ЮКОСом во главе с Ходорковским.

Про события того времени написаны книги и проведены журналистские расследования, рекомендую видео «ЧП Расследование: Убийство в подарок».

Другие криминальные сюжеты ЮКОСа журналист Андрей Караулов собрал в фильмах «Ходорковский. Труб(п)ы» (первая и вторая части) и «Мишень для игры в дартс», в которых «Караулов доказывает, опираясь на данные осведомленных лиц, информацию собеседников и документы, что экс-глава ЮКОСа напрямую причастен к 12 убийствам».

Сейчас уже не все помнят то, что творилось в стране в 90-е, когда «хозяева жизни» спокойно заявляли, что «рабочим платить зарплату желательно» (Е. Гайдар) — но, как понимаете, не обязательно. По крайней мере — вовремя. Вдова убитого мэра рассказывает:

«Юганскнефтегаз — единственная монополия в Нефтеюганске. В самом городе живет около 110, а во всем районе — около 200 тысяч человек. И если в 1990 году в нефтяном секторе работало 70 процентов населения, то к 2000 году нефтяная компания ЮКОС оставила 7-8 тысяч работающих, а остальных объединила в сервисную компанию, зарегистрированную в офшоре (там трудится еще тысяч 12). То есть на весь регион Ходорковский оставил всего 20 тысяч рабочих (и это при том, что нефть в скважинах есть, и она нужна родине). А остальных выкинул на улицу».

«Когда в октябре 1996 года Петухов стал мэром Нефтеюганска, 95 процентов городского бюджета составляли налоговые поступления компании ЮКОС, точнее, их почти полное отсутствие».

Действительно, в 1998 году ЮКОС заплатил в бюджет Нефтеюганска всего 4% налогов, а в своих мемуарах «Тюрьма и воля» Ходорковский откровенно писал: «Реально, чтобы обслуживать все месторождения компании в ХМАО, мне было нужно иметь “на месте” 10 000-15 000 человек, а проживало в наших городах и поселках там больше 200 000!»

В Советском Союзе, необходимо пояснить, были так называемые градообразующие предприятия: стране нужен какой-нибудь крупный комбинат, который целесообразно построить в конкретном месте, и город строится параллельно. При этом, понятно, подавляющее большинство жителей работают именно на этом предприятии. То есть сокращение означает не смену работы, а практически полное отсутствие работы в принципе.

Эффективные собственники 90-х шли по пути «оптимизации расходов»: в первую очередь сократили социальные программы (в советское время у предприятий были ведомственные детсады, базы отдыха, подсобные хозяйства и т.д.) и даже сервис выделили из «просто откачки нефти» — зачем тратить средства на то, чтобы что-то ремонтировать?

Нефтеюганск «не вписался в рынок» практически всем городом

Петухов даже объявил голодовку, требуя возбудить уголовное дело в связи с неуплатой «ЮКОСом» налогов в крупных размерах в 1996-1998 годах, отстранить от занимаемых должностей начальника налоговой инспекции Нефтеюганска и начальника налоговой инспекции Ханты-Мансийского округа, погасить накопленную недоимку в размере 1,2 трлн неденоминированных рублей, а также прекратить вмешательство в деятельность органов местного самоуправления Нефтеюганска со стороны ЮКОСа. Через неделю губернатор Ханты-Мансийского автономного округа пообещал разобраться в ситуации. А через несколько дней, 26 июня 1998 года, на день рождения Михаила Ходорковского, его застрелили.

Думаю, что к этой дате многие напишут душещипательные статьи на тему «нельзя же так», а некоторые — и заверения в своём почтеннейшем уважении к успешному рыночнику и реформатору, и нынепризывающего к реформам в России. Но давайте посмотрим на событие с несколько иной стороны: отношение к такой методике ведения бизнеса со стороны политиков.

В 2009 году В.В. Путин сказал:

«Никто не вспоминает, к сожалению, о том, что в местах лишения свободы находится один из руководителей службы безопасности компании “ЮКОС”. Вы что думаете, что он действовал по собственному усмотрению, на свой собственный страх и риск? У него не было конкретных интересов. Он не главный акционер в компании. Ясно, что он действовал в интересах и по указанию своих хозяев. А как действовал? Там только доказанных убийств — пять.Нужно было им присоединить к своему офису в Москве рядом магазин “Чай”. Женщина возглавляла это коммерческое малое предприятие. Вызвали, потребовали отдать. Не отдала — киллер застрелил ее прямо на лестничной площадке на глазах у собственного мужа. Мэр города Нефтеюганска, где осуществлялась основная производственная деятельность компании “ЮКОС”, — что он требовал от компании? Налоги платить. Убили».

Вроде бы отношение понятно, но затем Путин помиловал Ходорковского перед Олимпиадой под странным предлогом «у него больная мать» — разве больная мать только у Ходорковского из всех заключённых? При этом сам Ходорковский немедленно улетел в Германию, хотя мать, по информации Spiegel, уже вернулась в Россию, и не приехал на её похороны впоследствии.

Версий, почему Путин подписал помилование, высказывалось много. На мой взгляд, наиболее правдоподобно, что он просто пошёл навстречу Гансу-Дитриху Геншеру, влиятельному политическому ветерану Германии. При этом помилование за несколько месяцев до конца многолетнего срока — очень наглядный посыл, практический смысл которого минимален, но «власть у меня» демонстрирует. Таким образом, Ходорковский сначала поработал наглядным примером, а под конец — инструментом для Путина.

Свою вину в убийствах Ходорковский, разумеется, отрицает — но поверить в то, что он ничего не знал во всех случаях, затруднительно. Показательно, как он это комментирует:

«Мне 35 лет, ко мне премьер должен был прийти, ко мне мэр Лужков должен был прийти. И все, естественно, отменяется. Зашибись! Классный подарок мне. Я же прекрасно понимаю, что если даже придут люди, будем циничны, все равно эта тема возникнет. “Зашибись” будет день рождения у меня — одновременно с поминками. И я в результате, естественно, отменил свое 35-летие».

Даже если поверить, что он вообще ни о чём не догадывался, то отношение к событию это показывает наглядно. Я, честно говоря, даже не знаю, что более мерзко: «преподнести смерть честного человека как подарок на день рождения» или такое вот барское «мне этим праздник испортили». Пожалуй, второе даже противнее.

Думаю, моральный облик понятен и пояснений не требует. Но вот в 2012 году перед президентскими выборами был сделан ряд неожиданных заявлений.

Кандидат от партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов заявил, что в случае победы готов Ходорковского помиловать, председатель КПРФ Геннадий Зюганов поддержал идею и заявил о готовности «проявить гуманизм», а Михаил Прохоров обещал это сделать в первую очередь и вообще заявлял, что «в случае победы на выборах видит своим премьером либо экс-главу Минфина Алексея Кудрина, либо бывшего руководителя ЮКОСа». Честно говоря, я об этом только сейчас узнал, в том году как-то не обратил внимания. Очень сильно удивился, если в цензурной форме.

Это что получается: наши политики под лозунгами «за справедливость в России» и, якобы выражая интересы трудящихся, хором хотели освободить человека, который как минимум хотел сгноить город в безработице?

Жители Нефтеюганска до сих пор помнят смелого и принципиального мэра, который заботился о своём городе. Но, к сожалению, страшно далеки от народа у нас не только интеллигенты, но и политики. Мне даже не хочется обсуждать, почему и как возникли у них такие желания. Прохоров, понятно, либерал, но остальные два?

Почему убийства ради денег не вызывают отторжения? Впрочем, подход «они не вписались в рынок» привёл к куда большему количеству жертв.

Либеральное мышление — это не только экономика, но и психология. И очень наглядно, что при достижении неких «верхов элит» мышление становится вида «мы — небожители, а обычные люди — это не люди вообще». Помните «если у вас нет миллиона…»? Ходорковский «добился успеха», значит «свой», «ему можно». Но это, пожалуй, тема для отдельной статьи.

А памятником Петухову сейчас является весь Нефтеюганск, развивающийся, а не уничтоженный до состояния вахтового посёлка, как этого желал Ходорковский.

Источник

Print Friendly, PDF & Email