Китай меняет свою экономическую модель, широко открывая границы для импорта. Если раньше страна ориентировалась на потребление собственных товаров, то сейчас все силы направлены на закупку товаров за рубежом. Таким образом власти решили стимулировать спрос на внутреннем рынке.
КНР сменила эпоху сверхбыстрого роста на этап «нормального роста», при котором экономика будет расти на уровне 7% в год. Но даже если темпы роста китайской экономики будут поддерживаться на таком уровне, то она все равно останется на первом месте в мире.
Несмотря на экономический рост Китая, там еще почти 200 млн человек живет за чертой бедности (по нормам Всемирного банка), а по объему ВВП на душу населения Китай находится ниже 80-й строчки мирового рейтинга. По задумке китайских властей, новая экономическая стратегия должна решить проблему с бедностью.
Экономика КНР приобретает ярко выраженный потребительский характер, и если раньше весь мир наводняли товары под лейблом Made in China, то сегодня все больше продукции производится не в Китае, а для Китая.
Это открывает новые перспективы для сотрудничества с соседними странами: китайские инвесторы выходят на их рынки не только для того, чтобы расширить международное присутствие и получить доступ к ресурсам, но и для удовлетворения своего внутреннего спроса.
С 1 июня 2015 года в Китае будет наполовину сокращен размер ввозных пошлин на ряд импортных потребительских товаров. Госсовет КНР решил, что это коснется одежды, обуви, косметики и многого другого. Для стимулирования внутреннего потребления и улучшения народного благосостояния в Китае уже давно принимаются меры по понижению тарифов на импорт товаров. Параллельно запланировано упрощение процедуры регистрации в Китае зарубежных компаний.
«Импортерами товаров в КНР выступят как государства Южной и Юго-Восточной Азии, производящие не слишком высокотехнологические товары с издержками ниже китайских, так и развитые государства — производители высокотехнологичных товаров высокой степени обработки и промышленного оборудования», — отмечает политолог Михаил Троицкий.
Многое из этого оборудования будет далее копироваться китайскими производителями, стремящимися повысить технологичность выпускаемой продукции и обеспечить себе тем самым максимальную добавленную стоимость.
В КНР сильно переполнен внутренний рынок, отмечает экономист Михаил Хазин. «То, что Китай сегодня производит, он больше не может продать на своем внутреннем рынке. Сегодня слишком велик разрыв — вся китайская экономика ориентирована на спрос со стороны США, те же “айфоны”, которые производит Китай, он может продать США, но не своим крестьянам. Если внешний спрос сокращается, а он постепенно сокращается, то китайская экономика начинает сильно падать», — говорит Хазин.
По мнению эксперта, в такой ситуации у Китая есть несколько вариантов. Прежде всего, надо снижать стоимость конечной продукции, иначе на внутреннем рынке ее не продашь. В то же время единственный способ это сделать — искать максимально дешевые комплектующие и рабочую силу, ведь сегодня китайские рабочие уже не самые дешевые в мире.
Экспортная ориентация изжила себя в качестве модели экономического роста Китая, объясняет Михаил Троицкий. Ее эффективность для КНР снижается с каждым годом, поскольку растут издержки производства товаров, а в мире развивается сфера услуг, где Китай слабо представлен в качестве экспортера. Кроме того, по словам Троицкого, в КНР вырос внутренний спрос, поскольку за почти четыре десятилетия тяжелейшей работы люди разбогатели и теперь желают покупать качественные товары, включая импортные.
Развивая внутренний рынок, отмечает Михаил Троицкий, КНР может снизить свою зависимость от внешней торговли и тем самым сократить уязвимость для различного рода торговых эмбарго в случае конфликта с другими крупными державами, и прежде всего США. Китай в любом случае на обозримую перспективу остается крупнейшей фабрикой мира, работающей на экспорт, заключает Троицкий.
Построение новой экономической модели развития началось параллельно с переоценкой юаня. По мнению МВФ, сегодня китайский юань перестал быть недооцененной валютой.
«Хотя его недооцененность была существенным фактором, который в прошлом вызывал значительный дисбаланс, теперь мы считаем, что существенное реальное укрепление валюты за прошедший год довело ее обменный курс до уровня, при котором она более не является недооцененной», —сказал первый заместитель директора-распорядителя МВФ Дэвид Липтон.
В этом году юань должен быть включен в корзину специальных прав заимствования — это расчетная денежная единица SDR, используемая в мире (сегодня она включает доллар, евро, иену и фунт стерлингов).
В новую стратегию Китая входит и курс развития «Один пояс — один путь», который направлен на создание инфраструктуры и налаживание взаимосвязей с соседними странами, куда китайские инвесторы планируют переносить производственные мощности и технологии. Шелковые пути по суше и по морю соединяют Европу и Азию.
Европа и Америка становятся приоритетными направлениями для китайских инвесторов.
Стратегические возможности для развития у Китая по-прежнему существуют. Перед этой страной стоит непростая задача — новое структурное урегулирование, изменение модели экономического роста, а также содействие инновациям.

Анастасия Яковлева

Фото из Википедии: Шанхайский всемирный финансовый центр.

Источник

Print Friendly, PDF & Email