Сергей Кудияров, Геворг Мирзаян, Евгения Обухова, Евгений Огородников.

Важность внешнеполитического альянса с Китаем не повод для уступок стратегических позиций в экономическом взаимодействии двух стран.

В последние месяцы Китай превратился чуть ли не в основной объект российской политики. Москва всячески демонстрировала готовность углублять и расширять отношения со своим юго-восточным соседом, и апофеозом этой кампании стал визит главы КНР Си Цзиньпина в Москву на 9 Мая.

В ходе визита еще были подписаны почти три десятка экономических соглашений, ряд которых носит стратегический характер.

Сближение двух стран обусловлено не только желанием России получить китайских инвесторов, но и тем, что у Пекина и Москвы близкие взгляды на международную ситуацию и, самое главное, на судьбу контролируемых американцами институтов глобального управления. Введенные против России санкции показали всем, прежде всего Китаю, что США будут и дальше пользоваться контролем над мировыми финансовыми институтами для наказания политически неугодных стран.
Естественно, у Москвы и Пекина на внешнеполитическом фронте не все так гладко. Есть и потенциальные точки конфликта, в частности Средняя Азия.
Китай реализует важнейший стратегический транспортный проект «Великий Шелковый путь», подразумевающий создание сети автомобильных и железных дорог, которые позволят китайцам торговать с Европой через сухопутные маршруты, а также привяжет к Китаю экономики всех транзитных стран. Некоторые политологи уверяли, что этот проект несет серьезную угрозу России, поскольку: а) будет идти в обход российской территории и исключит ее из важнейшего транспортного потока в Евразии; б) станет серьезным экономическим конкурентом возглавляемого Москвой проекта евразийской интеграции. Однако этого не произошло: в Китае не стали рисковать надежностью транзита, поэтому российский и китайский президенты приняли совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и проекта «Шелковый путь».

«Проекты евразийской интеграции и Экономического пояса Шелкового пути могут гармонично дополнять друг друга. По сути, речь идет о выходе в перспективе на новый уровень взаимодействия, подразумевающий общее экономическое пространство на всем евразийском континенте»,  заявил президент Владимир Путин.

Какие последствия может повлечь за собой тесная дружба с Китаем?
Начнем с компаний, которые стремятся занимать средства у китайских банков. Это стремление понятно: возможности кредитоваться на Западе для многих закрыты, при этом ставки в России продолжают оставаться неподъемными, особенно для крупных инфраструктурных проектов.

Приведем пример «Сибура»: в компании не комментируют возможные займы и продажу доли китайским инвесторам. Однако руководитель отраслевого информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин отмечает, что у «Сибура» нет проблем с тем, чтобы взять кредит в российских банках, компания финансово достаточно устойчива.

«Другое дело, что ввиду девальвации рублевая стоимость проекта выросла, и компании невыгодно брать рублевые кредиты  отдавать придется много, по высокой ставке, да еще и в подешевевших рублях. Поэтому прокредитоваться в Китае  а такой кредит вряд ли будет в юанях, скорее всего, это будут долларовые займы  прекрасный выход, поскольку в долларовом выражении проект подешевел»,  поясняет г-н Костин.

При этом «Сибур», в отличие от многих российских компаний, сохранил возможность кредитоваться на Западе.

Итак, для «Сибура» все складывается удачно, но хочется узнать: а где же отечественная банковская и финансовая система?

Раньше она была не нужна, так как были европейские и американские рынки, а теперь нет смысла ею заниматься, ведь открылись китайские возможности?
Особенно опасной для нашей финансовой системы, в частности для фондового рынка, выглядит еще одна инициатива, обнародованная по итогам российско-китайских встреч: РФПИ и китайская компания CITIC Merchant, подразделение ведущей финансовой группы CITIC, договорились о создании Российско-китайского инвестиционного банка.

Предполагается, что он будет оказывать широкий спектр услуг в области инвестиционно-банковского бизнеса с акцентом на привлечение китайского капитала в российские компании; давать консультации в области слияний и поглощений, прежде всего с целью привлечения китайских стратегических и финансовых инвесторов в акционерный капитал российских компаний; заниматься размещением корпоративных облигаций и акций российских компаний на азиатских фондовых рынках. И это может стать последним гвоздем в крышку гроба российского фондового рынка, на котором количество IPO и размещений облигаций и так неуклонно снижается.
В РФПИ с этим не согласны: Кирилл Дмитриев убежден, что новый инвестбанк, напротив, будет способствовать развитию и российского фондового рынка.

«У российских компаний станет больше возможностей для привлечения капитала, а китайские инвесторы после успешных сделок станут больше внимания уделять возможностям в России», сказал «Эксперту» глава РФПИ.

Но возникает вопрос: если российский фондовый рынок не мог конкурировать с Лондоном, то почему он вдруг сможет конкурировать с Шанхаем и Гонконгом?

И это если не касаться темы экспансии китайских производственных компаний, для которых китайские финансисты обычно лишь прокладывают путь.

«Российские компании отчаянно пытаются найти альтернативу европейскому и американскому финансовому рынку, и такая альтернатива  Китай. Однако многие наши компании при этом не до конца понимают, что будет дальше,  предупреждает Александр Абрамов.  Китай везде ведет себя одинаково в Африке, в Латинской Америке: за капиталом следует влияние. Китайцы готовы давать деньги, но эти деньги связанные: Китай ведет достаточно агрессивную политику, и финансы предоставляются с тем условием, что за ними придут другие китайские компании  строительные, девелоперские, логистические, транспортные. Возможные риски этого ни российские финансовые компании, ни производственные, ни госкомпании пока до конца не понимают».

Яркий пример стратегического продвижения своих интересов нашими китайскими партнерами  крупная сделка с Россией в сфере транспорта и логистики. Подписан меморандум о сотрудничестве между Министерством транспорта России, РЖД, Государственным комитетом КНР по развитию и реформе и Китайскими железными дорогами в сфере строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВСМ) Москва-Казань.

В перспективе она должна стать первым шагом на пути создания высокоскоростного транспортного коридора Москва-Пекин. А он, в свою очередь, является важным компонентом продвигаемой китайцами идеи трансконтинентального транспортного пути из Китая в Европу, получившего название «Новый Шелковый путь».

Идеи важной для китайцев, поскольку ее реализация позволила бы им сильно улучшить логистику доставки своей продукции на рынки Европы, используя скоростные товарные поезда.

В общем и целом подписанный документ можно рассматривать как декларацию о намерениях. Подробные параметры сотрудничества в реализации проекта строительства магистрали еще не прописаны. Окончательно все детали будущего соглашения по магистрали, включая инвестиционную модель и вопросы локализации производства оборудования, стороны договорились согласовать к 1 мая 2016 года. Компания-концессионер должна быть создана в конце 2016-го начале 2017 года.
Однако уже прописанные в меморандуме условия явно свидетельствуют о «сдаче» российского проекта развития высокоскоростных магистралей на милость китайцам. В частности, предполагается «использовать китайские технологии и оборудование в области высокоскоростного подвижного состава; осуществлять всестороннее сотрудничество в сфере разработки и производства высокоскоростного подвижного состава».

Особо оговорено, что, если каких-то комплектующих или оборудования в России нет, будет использоваться только китайская продукция.
Финансовая сторона меморандума тоже хуже для России по сравнению с предыдущими планами.

Китайцы готовы предоставить до 300 млрд рублей: 50 млрд в капитал концессии (позже эти средства будут возвращаться через концессионные платежи) и 250 млрд  кредитами от китайских банков. Возможно, еще 50 млрд будет выделено в виде кредита при наличии российских госгарантий.

Между тем еще несколько месяцев назад, до девальвации рубля, китайцы были готовы вложить в казанскую трассу вдвое больше  10 млрд долларов. В принципе китайцы и сейчас не исключают доведения своих инвестиций в концессию до 100 млрд рублей, а кредита  до 500 млрд рублей. Но теперь из обязательств это перешло в разряд «рассмотрим возможность».

По материалам статьи.

Источник
Фото с официального сайта Президента РФ kremlin.ru: Военный парад в ознаменование 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 19411945 годов. C Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином.