Существующая схема сбора денег в ЖКХ выгодна лишь недобросовестным участникам рынка и отчаянным неплательщикам. Кардинально изменить ситуацию должны прямые договоры поставщиков ресурсов и жителей, пишет «Эксперт»

Содержание жилья обходится российским гражданам всё дороже. Повышение тарифов — и слабая связь удорожания с качеством услуг ЖКХ — прямое следствие того, как устроена система взаиморасчетов внутри коммунальной сферы.

Квартплатную платежку любого россиянина, проживающего в многоквартирном доме, можно разделить на две части: непосредственно коммунальные платежи — вода, тепло, свет, — находящиеся под жестким контролем правительства, и жилищные платежи — на содержание и ремонт дома, тарифы по которым номинально находятся под контролем жильцов.

Чтобы поднять тарифы на жилищные услуги, необходимо одобрение общего собрания жильцов. Но законным путем сделать это практически невозможно — ни одно собрание жильцов не одобрит серьезного повышения тарифа.

Казалось бы, неплатежи — проблема самих коммунальщиков. Но это не так. Отрасль ЖКХ постепенно выстраивает прозрачные и рыночные отношения, а долги, спровоцированные неплатежами и передающиеся по цепочке участников отрасли, приводят к тому, что инфраструктура продолжает дряхлеть, а деньги, которые могли бы пойти на ее модернизацию, уходят нечистым на руку управляющим и банкам, у каковых добросовестные компании берут кредиты на покрытие кассовых разрывов.

деньги, ЖКХ, закон

 

На сегодня в отрасли сложилась ситуация, когда 77% граждан исправно платят за услуги ЖКХ, еще 11% граждан оплачивают свои счета в течение трех месяцев после наступления даты платежа, 7% — в течение полугода, еще 2,5% — маргинальные граждане, считающие услуги ЖКХ общественным благом; наконец, 2,5% наших сограждан действительно находятся в тяжелой жизненной ситуации и просто не могут оплачивать счета. При этом, по статистике энергосбытовых компаний, социально не защищённые слои населения, такие как пенсионеры и инвалиды, составляют лишь 0,2% от всех задолжников.

Самый показательный сегмент ЖКХ — энергетика: именно энергосбытовые компании первыми, еще лет десять назад, начали наводить порядок с платежами.

«ТНС энерго» занимается продажей электроэнергии в 10 субъектах Российской Федерации и контролирует порядка 10% рынка сбыта. Это достаточно крупный игрок, чтобы на его примере можно было понять проблемы неплатежей отрасли электроэнергетики и отчасти коммуналки.

В компании делят задолжников на три группы — недобросовестных плательщиков, оплачивающих свои счета за электроэнергию в течение трех месяцев; злостных неплательщиков, которым на оплату счетов нужно от трех до 12 месяцев; и всех прочих — либо считающих оплату коммуналки необязательной, либо попавших в трудную жизненную ситуацию (таких всего набирается 5%, и на их долю приходится около 50% долгов с просрочкой от года).

На самом деле люди, вовремя не оплатившие коммунальные платежи, создают большое давление на отрасль.

«Мы всегда идем навстречу гражданам, которые не могут оплатить счета за коммуналку, и ищем пути выход из ситуации, — говорит глава «ТНС энерго» Дмитрий Аржанов. — Однако нужно учитывать, что есть невозвратные долги. Это порядка 2,5 процента от всех платежей. Как бы мы ни бились с этой проблемой, они всегда присутствуют: компании банкротятся, люди с долгами «теряются», умирают. Регуляторам это обязательно нужно учитывать».

На обслуживании компании находится порядка 8 млн домохозяйств на территории европейской части России, недобросовестных плательщиков 850 тыс. человек (11%) и еще 540 тыс. человек (7%) злостных неплательщиков. Для «ТНС энерго» первая группа дает около 330 млн рублей просроченных долгов, вторая — 610 млн рублей. При этом сбытовым компаниям «ТНС энерго» приходится покупать энергию на оптовом рынке и оплачивать услуги сетей регулярно. Для покрытия кассовых разрывов холдинг берет кредиты, ставки по которым резко выросли.

Если учесть, что сейчас сбытовой сектор кредитуется по средней ставке 22%, то компании недобросовестные плательщики обходятся в 73 млн рублей дополнительных расходов, злостные — в 134 млн рублей. Итого более 207 млн рублей дополнительной нагрузки на компанию в год.

Если масштабировать эти цифры на всю электроэнергетику, то их можно смело увеличивать на порядок. Грубый подсчет показывает, что из-за неплатежей только физлиц электроэнергетика получает кассовых разрывов на 10 млрд рублей и вынуждена платить в качестве процентов на их обслуживание еще порядка 2 млрд рублей в год. Еще примерно столько же на компаниях виснет невозвратных долгов.

деньги, ЖКХ, пенсия, социальная сфера

 

Но кредиты нужно регулярно возвращать, а невозвратные долги накапливаются и растут. Обычно под них компания обязана создать резервы, формируя их за счет прибыли. В частности, такая возможность есть у водоснабжающих и тепловых компаний, которым в тарифах закладывают для целей резервирования до 2% от необходимой валовой выручки. В отношении энергосбытовых компаний ФСТ ставит под сомнение необходимость данных резервов; как результат — кредитов рано или поздно перестанет хватать, а энергосбыты вынуждены будут показывать убытки и не смогут платить за поставки с оптового рынка.

«Неплатежи фактически являются убытками энергосбытовой компании, которые наносят серьезный удар по ее финансовой устойчивости, — комментирует ситуацию в отрасли управляющий директор ОАО «Энергосбыт Плюс»Юлия Чернявская, — и вынуждают энергосбыт привлекать дополнительные кредитные средства, задерживать платежи поставщикам и сетевым организациям, что ставит под угрозу надежность энергоснабжения жителей и предприятий регионов».

Тем не менее, платежная дисциплина в энергетике лучше, чем во всех остальных сегментах коммунальной отрасли. Во-первых, здесь уже более десяти лет создаются рыночные механизмы; во-вторых, есть структуры, мотивированные на сбор средств, — сами энергосбыты; в-третьих, выработаны механизмы давления на неплательщиков, крайняя мера — отключение и суды.

«Самый эффективный способ работы с неплательщиками — отключение. Как только пропадает свет в квартире, люди сразу понимают, насколько это ценная вещь. Но процедура отключения очень сложная. За месяц мы должны уведомить должника; кроме того, мы обязаны уведомить его повторно, под личную роспись. И тут возникают проблемы. Люди отказываются подписывать документы о вручении уведомления. В итоге часто мы не можем ничего сделать», — говорит Алексей Ситдиков, директор по реализации электроэнергии «ТНС энерго».

Процедура отключения неплательщика затягивается и в лучшем случае применяется к 0,5% неплательщиков. Другой путь — суд. Однако дело это крайне дорогостоящее, зачастую затраты больше, чем сумма долга.

Для остальных коммунальных услуг (вода и тепло) отключение применить вообще невозможно. Это приводит к тому, что управляющие компании (УК) сталкиваются с еще большими, чем сбыты, кассовыми разрывами. Единственное, что им остается, — перекрыть канализацию, но такое решение очень редко применяется на практике.

Напомним, что на рынке сбором платежей как за жилищные, так и за коммунальные услуги занимаются управляющие компании. В платежке 60–80% — доля коммунальных платежей, еще 20–40% — жилищная услуга. В итоге, чтобы закрыть все свои обязательства по «коммуналке» перед ресурсоснабжающими организациями (РСО), управляющая компания берет деньги из тех, что внесены в оплату жилищных услуг, — и это в лучшем случае. В худшем случае она берет в кредит. После расчета с РСО у УК остается менее 50% средств на выполнение своей непосредственной функции — обслуживание жилищного фонда, а если она взяла кредит, то еще часть средств, полученных от жильцов, идет на выплату процентов.

В итоге в первую очередь страдают жильцы, своевременно заплатившие за оказанные услуги: оплата произведена, а услуг получено в лучшем случае на 50% от внесенной суммы. Для УК же путь один — поднять тарифы, чтобы закрыть кассовый разрыв. Но это временное решение — рано или поздно оно неминуемо приведет к банкротству.

Источник

Print Friendly, PDF & Email