Полюбовная договоренность акционеров ЮКОСа с «Роснефтью» логично продолжает дело «Башнефти». Она подтверждает уже укоренившееся правило: как бы ты ни был зол на государство, не ходи в западные суды, лучше договориться.
​Дорогая война

Объявленная на прошлой неделе мировая между зарубежными остатками компании ЮКОС, их менеджерами и компанией «Роснефть» была абсолютно неожиданной. Но одновременно и неизбежной. Потому что законы рынка, о которых писал еще когда-то старина Адам Смит, полностью распространяются на месть, ненависть и судебные процессы.

В середине 2010 года в журнале LegalWeek вышла знаменитая статья «A lifetime of litigation — the fall of Yukos» («Юридическая битва до смерти: конец ЮКОСа»). В статье, повествующей об ужасах дела ЮКОСа, со слов бывшего менеджмента компании утверждалось, что они никогда не сдадутся в своей борьбе против России и «Роснефти».

Реальность оказалась циничнее и прозаичнее: через пять лет был заключен фактически позорный мир. «Роснефть» не дрогнула и не заплатила ни копейки без самой яростной борьбы. $400 млн кредита, предоставленного одной из зарубежных компаний ЮКОСа его же добывающему предприятию «Юганскнефтегаз», были отсужены структурами ЮКОСа, но за это пришлось заплатить юристам многомиллионные гонорары и потратить многие годы. Дальше судиться с «Роснефтью» (считай — Россией) оказалось невыгодно: слишком велики прогнозируемые юридические расходы при полной непредсказуемости результата.

Сама по себе западная система «коммерческого» судопроизводства по таким крупным делам создает условия для практически бесконечных судебных тяжб и, соответственно, неограниченных юридических расходов. В этом есть своя логика и даже некая справедливость: бедные подобных судилищ не затевают. К тому же всегда есть возможность договориться мирно. А уж если не получается и очень хочется сатисфакции, плати.

Существование подобных процессов и обуславливает выживаемость огромных международных юридических фирм, способных обеспечивать сложнейшие процессы сразу в нескольких юрисдикциях. Для них ситуация, когда кто-либо решает потягаться с целым государством по каким-либо принципиальным вопросам, — дар божий. Обиженный и злой клиент денег не считает. А его всегда предупреждают: «Даже если вы в весьма далеком будущем и выиграете свое дело у государства-ответчика или лиц, которые его фактически представляют, взыскание каких-либо денег — вопрос отдельный, на годы, а может быть, на десятилетия. Вы уверены, что хорошо подумали?»

Если сначала клиент и уверен, то по истечении нескольких лет процессов и многомиллионных расходов очень часто передумывает; результата никакого, кроме судебных прецедентов, нет, но деньги остаются в карманах юристов и той, и другой стороны.

Пирровы победы олигархов

Судебная борьба с Россией особенно привлекательна, так как позволяет автоматически рассчитывать на существенную политическую и пиар-поддержку и собирать неплохие политические дивиденды, используя стандартные лозунги. Нельзя не вспомнить победы Бориса Березовского над Россией в самых различных ее лицах. Тут и громкое получение «политического убежища» с последующей раскруткой «дела Литвиненко», судебное рассмотрение последствий которого продолжается до сих пор. Тут и выигрыш крайне громкого «репутационного» процесса у ВГТРК (в передаче телеканала утверждалось, что Березовский получил политическое убежище обманом), приведшего не только к появлению одного из краеугольных «диффамационных» прецедентов в английском праве, но и к последующему изменению законодательства.

Однако на этом юридические победы и заканчиваются. Более того, увлекшись, Березовский наступил на «судебные грабли» в лице Романа Абрамовича, ресурсов для борьбы с которым у него было недостаточно, и потерпел сокрушительное поражение, приведшее к банкротству. Несколько успешных судебных процессов Владимира Гусинского, включая единственное дело против России, которое Европейский суд признал «политическим», тоже не дали нужного эффекта; в итоге бывший владелец НТВ заявил о своем желании вернуться в Россию. Более чем десятилетнее дело Ходорковского привело к известному прошению о помиловании, которое можно назвать явной победой Владимира Путина.

Пациент без жалоб

Впрочем, бесценный опыт судившихся с Россией по всему миру не пропал втуне: грозившее стать новым ЮКОСом дело Михаила Гуцериева и «Русснефти» погасло, так и не разгоревшись; хозяин в итоге вернулся к своим активам. В том числе и потому, что не стал кидать миллионы в бездонную «топку» западных судов. Еще более ярким примером стало дело «Башнефти». АФК «Система» — фактически первая крупная компания, которая в результате пусть «мягкого», но все-таки отъема активов, получила за них некую компенсацию. Не подав ни одной жалобы ни в международный, ни просто в западный суд.

Не дело юриста заниматься предсказаниями. Но мы можем проанализировать тенденции. Полюбовная договоренность остатков ЮКОСа с «Роснефтью» прекрасно укладывается в линейку известных прецедентов сразу вслед за делом «Башнефти» и подтверждает уже практически укоренившееся правило российской судебной практики: как бы ты ни был зол на государство, не ходи в западные суды, все равно лучше договориться.

«Да, — попытаются возразить тут мне, — а как же $50 млрд, которые акционеры ЮКОСа выиграли у России в Гааге? Вот они-то, наверное, поохотятся на российские зарубежные активы». Но тут опять стоит вспомнить о тенденциях, которые должны учитывать юристы: «отнял» ли кто-нибудь у России что-нибудь реально существенное из ее зарубежных активов? Нет прецедентов.

Нельзя, разумеется, исключать, что акционеры ЮКОСа захотят их создать за счет своих средств. Но, как показывает практика, включая «мировую» ЮКОСа и «Роснефти», в каком-то обозримом будущем нас ждет новое мировое соглашение — на $50 млрд, которые «простят» России за 3–5% от номинала. Потому что так будет выгоднее. Ненависть и месть в мире современной капиталистической юриспруденции — лишь дополнительный пунктик в переговорах. Это соглашение и положит, скорее всего, конец эпохе «сверхнаездов» на Россию в западных судах. Процессы, разумеется, не прекратятся, но это будет уже сплошная коммерция — без политики.
Источник