Какие задачи в области национальной политики стоят перед новым ведомством?

В самом конце марта президент Владимир Путин подписал указ о создании Федерального агентства по делам национальностей, в полномочия которого будут входить разработка и осуществление государственной национальной политики. Возглавит ведомство Игорь Баринов, ранее служивший в ФСБ, руководивший свердловским подразделением группы «Альфа» и принимавший участие в контртеррористической операции в Чечне в 2000-х годах, в последнее время – депутат Госдумы.

Пойти на создание специального органа для решения проблем в сфере национальной политики власть вынуждают обстоятельства. Хотя Украина в информационной повестке и затмила проблему межнациональных отношений в самой России, от повторения бирюлевских событий 2013 года ни один населённый пункт страны не застрахован. Отсюда и возникает потребность государственных органов в упорядочении национальной политики.

Следует отметить, что действия государства в данном направлении ранее не отличались постоянством. Начиная с 1991 года, межнациональными отношениями поочередно занимались различные ведомства. Сначала это был Государственный комитет РФ по национальной политике, затем Министерство по делам национальностей и региональной политике, многократно менявшее своё наименование. В 2004 году оно было ликвидировано и национальной политикой занялось Министерство регионального развития. Но в прошлом году и этот орган распустили, и на несколько месяцев данным вопросом вынуждено было заниматься Министерство культуры. Теперь пришёл черёд снова восстанавливать самостоятельный орган, который курировал бы национальную политику.

К чему приведёт данный поворот? С этим вопросом мы обратились к руководителю аналитического агентства «Alteet Certe», политологу Андрею Епифанцеву.

– Для многонациональной страны, где существуют большие проблемы, такое ведомство просто необходимо. В последние двадцать лет у нас были постоянные шатания. Решения одно за другим признавались неправильными. Министерство регионального развития вообще отвечало за ЖКХ, строительство в регионах – всё это не национальные проблемы. Вот департамент по национальной политике и смотрелся там как бедный родственник. Это повлияло на стиль работы – она стала совершенно непубличной. Об этом департаменте вообще мало кто знал. Возможно, это и привело к массе проблем, наблюдаемых до украинских событий.
«СП»: – Почему было принято решение о создании агентства, а не министерства?
– Когда произошли известные события в Бирюлеве, в обществе поднялась дискуссия о необходимости создания министерства. А Медведев и Путин тогда выступили и сказали, что возрождать Миннац никто не собирается. Поэтому на фоне нынешней ситуации, когда внутренние проблемы хоть и остались, но не настолько актуальны, как Украина, создание министерства было бы абсолютно нелогичным. Поэтому с аппаратной точки зрения это выглядит наиболее приемлемо: создается орган, который больше департамента, но меньше министерства.
Я думаю, что в нынешних реалиях это наиболее приемлемый вариант.
«СП»: – Что может означать назначение представителя силового блока власти Игоря Баринова на пост руководителя ведомства по национальной политике, который традиционно возглавляли ученые – Валерий Тишков и Владимир Зорин?

– На самом деле кандидатур было немало. Михаил Старшинов как зампред комитета Госдумы по национальным делам, кто-то на этом месте снова видел главу Дагестана Рамазана Абдулатипова. Александр Журавский вполне мог бы тоже подойти. Но выбрали Баринова. С одной стороны, это довольно неожиданно, но и тут есть смысл. Он никогда не занимался межнациональными отношениями, это настоящий силовик, член комитета по обороне, боец «Альфы». В этом я вижу сигнал того, что статус агентства будет подниматься, ему хотят придать новые функции, сделать главой публичного человека, имеющего поддержку в регионах. Это то, чего не было у других претендентов. Данное направление, однозначно, будут усиливать. Так что назначение Баринова вполне оправданно.

А имевшее место в прошлом назначение на данный пост академиков вроде Тишкова было признано неудачным. Возможно, теперь решили назначить человека без опыта прошлых ошибок, с незамыленным взглядом, без привязанностей.

О том, с какими проблемами может столкнуться ведомство в ближайшее время и как с ними придётся справляться, рассказал политолог Павел Святенков.

– Думаю, что главная задача – это поиск поля для деятельности. Предыдущие аналогичные проекты заканчивались ничем именно потому, что Миннац не понимал, чем ему надо заниматься и просто терял авторитет. Проблем в национальном вопросе в стране множество и многие из них вызваны нерешенностью «русского вопроса». Проблема в том, сможет ли новое ведомство продвинуться в их решении.
«СП»: – Стоит ли опасаться межэтнического напряжения в стране, когда внимание общества приковано к Украине?
– Межэтническое напряжение существует. Оно идет по нескольким линиям. Во-первых, «русский вопрос» как таковой, статус русских в РФ. Затем отношения с мигрантами. Ну и особое место занимают отношения с выходцами с Кавказа. Так что чем заняться – есть. Главное – не надо замалчивать проблемы, надо работать над их устранением.

Впрочем, это не всё.

– Прежде всего, необходимо дополнить перечень задач, фигурирующих в стратегии национальной политики, – пояснил президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. – Во-первых, добавить национальное развитие русского народа. Во-вторых, сохранить этно-конфессиональный баланс в стране. Это обеспечит сохранение России как страны с преимущественно русской культурой. Это очень важно с точки зрения интересов населения.

Противоречия в стратегии состоят в том, что при серьёзности поставленных вопросов о рисках для национальной безопасности и целостности страны, предлагают меры, которые практически не имеют никакого отношения к факторообразующим угрозам. Содержание стратегии на девяносто процентов состоит из этнокультурных фестивалей и фотовыставок. Проведение этих мероприятий может быть полезным, но вряд ли имеет какое-либо отношение к угрозам для страны. А ими являются избыточная иммиграция, клановая экономика, этническая организованная преступность, рост радикализации молодёжных субкультур. То есть надо сфокусировать идею нацполитики на реальные вызовы. Убрать противоречия между фестивальным характером мероприятий и закрепленными в преамбуле глобальными задачами.

Помимо стратегии политики, непременно стоит уделить внимание и фигуре руководителя нового органа. Публицист Егор Холмогоров выдвинул свою гипотезу, почему Игорю Баринову стоит доверять.

«СП»:- Егор Станиславович, вы несколько раз участвовали в общих обсуждения национального вопроса с Игорем Бариновым, пересекались с ним на телеэфирах. Как относитесь к назначению этого человека на пост руководителя Федерального агентства по делам национальностей?
– Мне представляется, что человек, который оказался достоин руководить подразделением «Альфа» – это действительно настоящий патриот России. Альфовцы всегда отличались высоким уровнем национального сознания и способностью к нестандартным решениям, и, я надеюсь, что на деятельности Игоря Баринова это скажется положительно. Ему предстоит непростая задача – вывести нашу нацполитику из того кризиса, в который её загнало пренебрежение интересами русского народа, формальная безжизненная «толерантность» и навязывание её с помощью программ бюджетного распила…
Нужны новые подходы, я думаю, Игорь Баринов сможет их найти.

Источник: Свободная пресса

Print Friendly, PDF & Email