На открытии 10 юбилейного заседания форума Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) принимающая сторона в лице ВРИО губернатора Югры Натальи Комаровой обратила внимание на экологию Иртыша и Амура. Есть на что…

Вряд ли пассаж губернатора стоит сводить к техническим проблемам проведения экологического мониторинга, обеспечения судоходства или управления водными и биологическими ресурсами. В настоящее время речь идёт ни много ни мало о сохранении трансграничных сибирских рек. Место и время для озвучивания инициативы выбран как нельзя более удачный:

ШОС — межправительственная международная организация, постоянными членами которой являются Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан. Государствами-наблюдателями при ШОС являются: Индия, Иран, Монголия, Пакистан. Общая площадь государств-членов ШОС — 30,2 миллиона квадратных километров (3/5 площади Евразии), а население — 1,5 миллиарда человек (1/4 всего населения земного шара).

Проблемы обмеления Иртыша были в свое время достаточно политизированы. Наиболее часто цитируется работа профессора Центра политических исследований Нью-Дели Брахма Челлани, которая носит очень звучное название – «Вода: новое поле боя Азии» («Water: Asia’s New Battleground»). Про наш Иртыш профессор пишет так (цитируется по “Трансграничные речные бассейны Азиатской России: эколого-географические особенности” – Институт водных и экологических проблем СО РАН):

Трансграничной рекой, имеющей межгосударственное значение, является также р. Иртыш. Иртыш – главный приток р. Обь, ее истоки находятся на границе Монголии и Китая. Из Китая под названием Черный Иртыш река течет в Казахстан и впадает в проточное озеро Зайсан. Иртыш вытекает из озера Зайсан и через Бухтарминское, Усть-Каменогорское, Шульбинское водохранилища (ГЭС), пересекая территории Казахстана и Омской области РФ, впадает в р. Обь в районе г. Ханты-Мансийска. Проблемы трансграничного взаимодействия в бассейне р.Иртыш в значительной мере определяются высокой зарегулированностью его стока на территории Казахстана еще в советские времена, физическим и моральным износом существующих ГТС. В последние годы ситуация усугубляется законченным строительством в 2005 г. ирригационного канала Черный Иртыш – Карамай, который на первом этапе (по скромным, подсчетам) отберет около 20% годового стока Черного Иртыша, а в перспективе – 40% и более, что окажет негативное воздействие на весь режим стока, особенно в маловодные годы.

Не мудрствуя лукаво Брахма прямо указывает виновника:

Для урегулирования взаимоотношений в области водопользования в бассейне р. Иртыш между Казахстаном и Китаем подписано соглашение, создана рабочая комиссия по водорегулированию, но Россия, которая также заинтересована в вододелении стока р. Иртыш, по настоянию китайской стороны не включена в этот процесс, хотя Казахстан поддерживает ее участие в этом и имеет соглашение с российской стороной по водорегулированию совместных с Россией трансграничных водных объектов.

Как бы ни хотелось того профессору – Азия пока не превратилась в поле битвы, но проблемы, безусловно, имеют место быть. Институт водных и экологических проблем РАН оценивает водозабор Китая в следующих параметрах:

Канал Черный Иртыш – Карамай (Китай) предназначен для эксплуатации нефтяных месторождений на западе страны. Он имеет длину более 300 км и ширину – 22 м. В настоящее время канал забирает 1,5–1,8 кубических километра стока Черного Иртыша ежегодно, в перспективе увеличение водозабора планируется довести до 4,0–5,0 кубических километра – “Современное состояние водных ресурсов и функционирование водохозяйственного комплекса бассейнов Оби и Иртыша”

5 кубических километра – это примерно 20% от объёма годового стока реки в районе Омска. При этом только 15% уменьшения стока в районе створа Омска приводит к следующим проблемам:

Уменьшение стока за период 1997-2005 годы, составившее для створа г.Омск 15%, сопровождается нарушением экобалланса бассейна, активизацией глубинной эррозии, обмелением, засолением прибрежных земель, сокращением биологического разнообразия, проблемами водоснабжения – “Оценка рисков водности трансграничных бассейнов с помощью дистанционных методов” Тюменский государственный университет

вода, мальчикНе смотря на тот факт, что Казахстан в создавшихся условиях сложно назвать выгодоприобретателем – он сам не только является источником трансграничного загрязнения (добавляя к “родным” формальдегидам примесь тяжёлых металлов), но и родиной нетленного креатива про очередной поворот сибирских рек:

…Заместитель директора Института географии Казахстана Саят Алимкулов считает, что наименее затратный способ сегодня – это повернуть Иртыш до русел рек Аркалыка и Торгая, направив на юг. Речь идет о водном канале примерно в 350 км. Более того, по его мнению, целесообразно еще раз поднять вопрос по перебросу воды из Западной Сибири в Центральную Азию…

ШОС уникален тем, что в качестве постоянных членов в организации фигурируют все заинтересованные стороны. А значит использование трансграничных рек способно вылиться в полноводное сотрудничество. Засохшие арыки международной напряжённости не нужны никому.

вода, скелет, пустыня

Print Friendly, PDF & Email