В России сейчас нет тех, кто равнодушно относится к событиям, происходящим на Украине. Сибирь, как и другие регионы страны, стала в трудные времена домом для многих беженцев: в статье на нашем сайте «Где на Руси жить хорошо» подробно рассказывается, как в Нефтеюганском районе помогают переселенцам с Украины, как отлажена информационная работа, как постоянно обновляется список рабочих вакансий, как выделяются места в детских – школьных и дошкольных – учреждениях – для маленьких беженцев, на долю которых уже выпали такие испытания, как расставание с родиной…

А в это время в Замке у Шефа… в Киеве, в Украине, на родине многих новых жителей регионов РФ, жизнь бьёт ключом.

Яркая статья Александра Зубченко, киевского журналиста, о том, чем в это время заняты руководители его государства.

Статья кому-то может показаться острой, кому-то спорной; но такова реальность сегодняшнего интернета. Такова реальность сегодняшней жизни.

Особый статус Украины
Автор А. Зубченко

…Ложу стерегли строгие военные в камуфляже, которые ничего не знали, а по рации им сказали никого не пускать. Прошел слух, что в парламент привезли президента и скоро все начнется. Время шло, а ничего не начиналось. Обстановка становилась сугубо вокзальной. В свободных позах на полу валялись представители обоих полов, усиленно втыкающие в телефоны. Вай-фая не было. Ну, это же понятно: закрытое, блин, заседание. Значит тырнета не будет. За окнами бушевал люстрационный митинг.

Шакалы пера заловили со скуки какую-то художницу, картины которой были развешаны на стенах, и любознательно допытывали девушку на предмет наличия у нее глубокого национального самосознания. Маловато в работах желтого и голубого. И ни одного активиста майдана. А время шло. Никакой внятной информации. То ли президент собрал под столом лидеров фракций, то ли идет закрытое заседание, то ли Россия в очередной раз напала на Украину и именно в этот момент Гелетей геройски отражает тактический ядерный удар.


фото – Версии

В мужском туалете можно было и не курить: дым стоял такой, что очертания курильщиков различались с трудом. Надо же… Помню, при диктаторе Януковиче были страшные разборки по поводу употребления табачных изделий в Раде. Расово правильные журналисты постоянно уличали всех в нарушении законодательства, раздували из туалета ВР грандиозный скандал. Теперь же… Простите, отвлекся. Из дыма вынырнуло лицо азиатского вида и поинтересовалось моим мнением насчет партии «Самопомич» Садового. Типа, она (партия) подыгрывает президенту или нет? Я, честно говоря, пожалел казахского корра. Мы тут сами не разберемся, кто кого имеет, а он еще вынужден пытаться понять. Но не важно. Шел третий час режима вокзального ожидания. В сессионном зале явно что-то происходило, поскольку, если прислушаться, можно было уловить какие-то унитазные звуки из-за закрытых дверей.

Внезапно по кулуарам пронеслось легкое волнение. Вот ломанулся оператор, наткнулся на штатив, упал, но побежал. Потом ломанулась толпа со мной, хотя я просто стоял у колонны. Оказывается, на третий этаж забежал какой-то маленький чел в вышиванке и начал шо-то лопотать. По ходу это был какой-то особо бодрый «свободовец» в миниатюрном, то есть в очень экономном исполнении.

Неожиданно оказалось, что пока маленький накачивал журналистов противоречивой инфой, блокада с парламентских чек-пойнтов была снята и можно было спокойно спуститься вниз, чтобы самому все узнать. Там первое, что я увидел, был низ Юлии Тимошенко, который шел в сопровождении депов в белых футболках. Рядом суетилась пресс-секретарша Сорока, истошно верещавшая об исторической прессухе той, которая спасет Украину. Зад Тимошенко не спеша проследовал к пресс-пойнту.


фото – Версии

Тимошенко, зафиксировав красные глаза на невидимой точке в районе переносицы оператора «Интера», довольно доходчиво объяснила, что всем конец. Дальше шла расшифровка данного явления. Донецк и Луганск фактически превращаются в отдельные государства, в которых будет своя милиция, свои органы местного самоуправления, свои прокуроры и судьи. Президент предал всех. Более того, он амнистировал всех террористов и убийц, которые массово уничтожали танки с украинскими воинами. За проголосовало 277 из 287 депутатов. И только «Батькивщина» сохранила политическую целостность и не поддалась на шантаж верховного главнокомандующего.

На этом прессуха закончилась, и Кыцюндер унесла свой зад в неизвестном направлении. Вот такие сумбурные впечатления у меня от этого интересного и очень важного дня. Выступление очередного человека с дефектами речи, утверждавшего, шо он министр иностранных дел, слушать не стал. И так понятно, что ратифицируют соглашение с ЕС, которое все равно отложено на полтора года. Бред, конечно, но это реальность. Просто сделаем предварительные выводы.

Во-первых, законодательный орган власти с подачи президента де-факто признал власть ДНР и ЛНР «в районах, которые ими контролируются».
Во-вторых, объявлена широкая амнистия тем, кто «участвовал в событиях». Судя по контексту, амнистированы и карательные батальоны, и представители повстанцев.

В-третьих, в законе об особом статусе нет упоминаний о государственной границе между Россией и Украиной в районе Донецка и Луганска. Есть лишь смутное положение о свободном «приграничном сотрудничестве».
В-четвертых, Киев пытается заморозить конфликт, делая вид, что продолжается сотрудничество центральных органов власти с местным самоуправлением.

И, наконец, в-пятых, выборы органов местного самоуправления в Донецке и Луганске должны состояться 7 декабря.

Понятное дело, что закон об особом статусе не станет выходом из гражданской войны. Однако впервые за полгода вооруженного конфликта Киев признал, что он проиграл. Естественно, этим немедленно воспользовалась Тимошенко, которая сейчас будет делать из верховного главнокомандующего зрадныка нации.

После того, как закон об особом статусе будет подписан, возникнет следующая реальность: де факто в составе как бы единой унитарной страны существует «местное образование», которое имеет свою правоохранительную, судебную и политическую систему на уровне самоуправления. Киев как бы делает вид, что есть одно государство, но так получилось, шо в одном месте всем крупно вложили, и поэтому мы с писком и криком уходим.

Создаются предпосылки для субъектных переговоров с Новороссией. Если раньше от них требовалось добровольно убить себя об стену или сдаться, то теперь оформляется как бы межгосударственный переговорный процесс. Понятное дело, что первое условие, которое выставит ополчение – немедленный вывод украинский войск со всей территории Новороссии. И вот тут начнется торг. По-любому конфликт на юго-востоке перешел в совершенно другое качество.
Источник материала – Версии

Print Friendly, PDF & Email