Вскоре может появиться ценз оседлости для депутатов и губернаторов.

В Госдуме всерьез заговорили о том, что народные избранники должны быть привязаны к «своему» избирателю не только декларациями в предвыборных программах, хорошо бы, чтоб депутат «корнями врос» в проблемы территории, то есть, просто напросто он должен проживать в данной местности. Причем, как говорят авторы инициативы, совсем немного, 8  10 лет вполне достаточно.

Депутат от «Единой России» Евгений Федоров предлагает ввести ценз оседлости не только для «одномандатников», но и для губернаторов. Правда, оговаривается, мол, необходимы исключения: например, для военных, которые вынуждены по служебному долгу менять место жительства, ну и для госслужащих, которые могли недобрать ценз оседлости. Надо понимать, тоже по рабочим моментам, делали карьеру, жили в Москве.

Напомню, с похожей инициативой выступил председатель комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, он предложил изменить ценз оседлости для членов Верхней палаты. Сенатор, по его мнению, должен прожить не менее 20 лет (в совокупности) на территории субъекта.

На бумаге это выглядит вполне разумно и убедительно, но в отличие от Совета Федерации, Госдума не является органом регионального представительства.
Признаемся, для того, чтобы разобраться с этим непростым вопросом время еще есть, следующие выборы в ГД состоятся в 2016 году.

Сложнее с губернаторами, многие из которых готовятся к выборам уже в сентябре.

Очевидно, что федеральный центр не готов отказаться от практики назначения «варягов» «на правление» в регионах. Это подрывает саму идею вертикали власти, которая строится, в том числе, и на личном доверии, то есть предполагает некую предысторию отношений между президентом страны и будущим губернатором.

Кроме того, назначение карьерных руководителей, чаще всего прошедших школу работы в федеральных ведомствах, рассматривался самими региональными элитами скорее как плюс, нежели минус. «Московские» связи «назначенцев» всегда подразумевались как дополнительный рычаг для решения региональных проблем. Таким руководителям легче «пробивать» поддержку проектов на самом верху, добиваться федеральных трансфертов и прочее.

Кстати, подобная система назначения существует и в Китае. Однако в Поднебесной региональный управленец  это резерв центральной власти, его пост лишь этап на карьерной лестнице. Занять должность в высшем руководстве страны невозможно без опыта работы в провинции.

Но в Китае есть четкая, почти математическая формула эффективности управленца: темпы роста экономики территории, которой он руководит. И карьера китайского «губернатора» напрямую и очень жестко зависит от того, насколько успешно под его руководством развивается вверенная территория.
В России, как показывают исследования, жесткой корреляции между эффективностью управления регионом и успешностью дальнейшей карьеры нет.

Идея «прописки» для региональных руководителей не выглядит эффективным рецептом для обновления всего губернаторского корпуса. Любые ограничения всегда усложняют выбор, а значит, круг претендентов искусственно снижается.

Рисунок: Посольство славян к варягам. Миниатюра Раздивилловской летописи.