В центре внимания концепция информационной безопасности детей.

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций разработала и представила на суд общественности своеобразный кодекс, который довольно строго регламентирует — что нашим детям «на пользу», а что наоборот. Отныне подвергается четкому нормированию всё, что дети смогут прочитать, увидеть, с чем им дозволено ознакомиться, и с какого возраста.
С проектом каждый желающий может ознакомиться на сайте Роскомнадзора. Хотя признаемся, задача это нелегкая. 13 глав по сотне страниц каждая, плюс многословные приложения…

На самом ли деле наши дети подвержены такой серьезной и постоянной опасности со стороны СМИ и различных коммуникаций, что эти сферы необходимо строго регламентировать?
Этот вопрос мы задали Главе Нефтеюганского района Владимиру СЕМЁНОВУ.

Семёнов 6В.Семёнов. «Что такое хорошо, и что такое плохо» — уже давно и не единожды озвучено. Начиная от библейских заповедей, заканчивая разного рода кодексами. И тем не менее «нельзя объять необъятное». Все равно будут ситуации, которые не вписываются в сухие строчки закона.
Однако хочу подчеркнуть — я сторонник подобного регламента. Не вижу в этом повода для иронии, как это сплошь и рядом сквозит в журналистских материалах на эту тему.
Во-первых, времена меняются, слишком стремительно развивается информационный поток, в который все глубже погружаются наши дети. Если вы оглянетесь лет эдак на пятьдесят, даже на двадцать… вы увидите, что подобной проблемы не было!
Дети так или иначе всегда были «прикрыты» от разрушающей информации. Что тогда могло угрожать нравственности и даже здоровью подростка? Книги, фильмы, телевизор? Как бы мы ни ругали советскую цензуру, но надо признать —за детей мы были спокойны, в этом фильтре отсеивались не только идеологически вредные идеи, «вырезались» все противоестественные, разрушающие, жестокие картинки и слова, наши родители не волновались, что мы читаем, и на какой фильм собрались с друзьями. Не было тогда и сотни телеканалов, половину из которых сегодня в приличных семьях надо бы кодировать от несовершеннолетних!
Повторюсь, регламент нужен. Это обезопасит и сами СМИ, которые самостоятельно не должны квалифицировать тот или иной текст, либо видео — с какого возраста можно читать или смотреть. Пускай этим занимаются психологи, социологи, юристы.
Кстати, напомню, эксперты Роскомнадзора целый год после принятия закона о защите детей от информации изучали критерии будущих норм, постоянно получая упреки от журналистского сообщества, что слишком размыты термины и понятия в законе.
Честно скажу, меня только смущает слишком большой объем этой концепции. Думаю, если внимательно изучать этот документ, опять возникнут различные толкования тех или иных понятий. Уверен, окончательный вариант документа будет проще и намного короче.

Еще один документ, направленный на защиту детства готовится в Госдуме. «Кодекс школьной чести». Если верить публикациям в прессе, в документе предлагается чуть ли не «вывешивать на доску позора» учителей, которые нарушают дресс-код.

В. Семёнов. Учить детей наукам без личного примера нельзя, учитель ведь по существу — воспитатель.

Профессию педагога выбирают в абсолютном большинстве исключительно порядочные люди, это их сознательный выбор. Эти люди безо всяких указаний или угроз всегда «на высоте», все они имеют внутренний нравственный компас.

Я в этом абсолютно уверен. По крайней мере, мне посчастливилось общаться именно с такими людьми: и с простыми учителями, и с директорами школ.

Я бы обратил внимание на другой законопроект, который «созрел» в кабинетах Думы уже в этом году. Депутаты предлагают оставлять российское гражданство у детей, усыновленных иностранцами.
Подчеркну, это не просто очередная инициатива, направленная на защиту детства, это государственная политика.

Было так много разговоров о законе, который ограничивал права иностранцев, и вот новый проект, и замечу, он появляется как продолжение государственной стратегии, и развивает озвученную концепцию. Новый закон говорит, что курс на защиту детей — один из главных приоритетов внутренней политики.

Ребенок будет не просто под защитой законов страны усыновления, теперь это будет двойная юрисдикция, которая позволит эффективно защищать наших бывших сирот за рубежом. Если не ошибаюсь, наши дети находятся более чем в 20 странах, а двусторонние договоры есть только с Италией и Францией. Думаю, новый закон будет полезен и своевременен.
Национальная стратегия в интересах детей предусматривает огромное количество различных мер. Так, в самом конце года на заседании регионального координационного совета по реализации политики в интересах семьи и детей и вопросам демографической политики в Ханты-Мансийске было озвучено, что начинается многоплановая и комплексная работа, целью которой — воссоединение семей. В том числе возвращение родительских прав тем родителям, которые были лишены, но могут и хотят растить детей.
Что касается нашего района, в комитете по опеке и попечительству — на учете 183 ребенка. Из них — 59 усыновленных, а 66 детей растут в приемных семьях.
Я уже говорил и повторю: настоящая защита для ребенка — это семья.

От редакции. В последние дни ушедшего года в Пойковском открылся детский сад «Жемчужинка» на 180 мест.
На открытии Глава Нефтеюганского района Владимир Семёнов сказал: «Благодаря поддержке Губернатора и правительства Югры, комплексной работе, которая ведется в муниципальном образовании, мы можем говорить о ее эффективном решении — 100% детей от 3 до 7 семи лет охвачены дошкольным образованием и имеют возможность заниматься в комфортных и современных условиях».
В настоящий момент на территории района полным ходом идет строительство еще трех дошкольных учреждений: в поселках Сингапай, Каркатеевы и Пойковский.

Вопросы задавал Антон Хуторян.

Print Friendly, PDF & Email