Самое время поговорить о главных итогах уходящего года.
Амнистия, приуроченная к 20-летию Конституции РФ, уголовное дело экс-министра обороны, громкое задержание мэра Астрахани и множество других событий, связанных с противозаконной деятельностью чиновников, вновь возвращают к теме коррупции.

Из недавнего: ряды борцов с коррупцией пополнились еще одним бюрократическим ведомством. Отныне еще больше чиновников за государственный счет будут вести непримиримую борьбу с драконом, удушающим российскую экономику. Во главе нового отряда борцов с мздоимством и кумовством встал Олег Плохой.

Наша справка: Олег Анатольевич Плохой, который возглавил новое управление по борьбе с коррупцией, родился 4 декабря 1968 года в Киеве. В 1988–1999 годах служил в органах государственной безопасности СССР и Российской Федерации. С 1999 года работает в администрации президента России.

И нет, что б просто порадоваться такому усердию властей, облегченно вздохнуть с надеждой — мол, наконец-то… Однако ж, признаемся, гложет червь сомнения. А дело в том, что чиновников, нанятых за немалую зарплату разоблачать других чиновников, тех, кто нечист на руку — расплодилось в последнее время великое множество.

Читатели удивятся, но помимо правоохранительных структур и силовых ведомств, профессионально занимающихся выявлением и профилактикой взяточников и всякого рода «откатчиков», существует еще целый ряд организаций подобного назначения. Достаточно сказать, что каждый законодательный и исполнительный орган имеет в своем составе подразделение по проверке деклараций.

И признаемся, эта многочисленная армия бойцов невидимого фронта ведет позиционную войну без громких побед и ощутимых результатов. И свидетельств тому хватает: если довериться заграничной методике подсчета рисков, Россия занимает почетное 127-е место в международном списке восприятия коррупции. Из 177…

Более того, на совещании, посвященном Международному дню борьбы с коррупцией (отмечается ежегодно 9 декабря), обнародовали говорящие сами за себя цифры: за 10 месяцев уходящего года, правоохранительными органами выявлено свыше 38,6 тысяч преступлений коррупционной направленности, размер материального ущерба составил 21 миллиард рублей. Возбуждено более 4 тысяч дел, а к ответственности привлечены более 3 тысяч человек.

Чуть ранее депутат Госдумы, председатель комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила, что за последние пять лет выявлено 242 тысячи преступлений подобного рода. Другими словами — не мало, мягко выражаясь. А ведь это, как все понимают, вершина айсберга.

По данным МВД, средний размер «вознаграждения» составил 851 тысяча рублей.

В последнем месяце уходящего года руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов, комментируя появление нового кремлевского управления по противодействию коррупции, не исключил, что в скором времени в российское законодательство будут внесены изменения, которые позволят наказывать отъемом незаконно нажитого имущества, в том числе и у родственников коррупционеров. По его мнению, в стране слабо работает институт конфискации, — «Новому управлению по борьбе с коррупцией стоит об этом тоже подумать, но я не буду предвосхищать события. Возможно, здесь будут какие-то изменения законодательные. Потому что люди справедливо говорят, что того или иного человека привлекают, суд это доказывает, он оказывается в результате „гол как сокол“, а все его особняки, акции и землевладения принадлежат родственникам. Но нельзя это изъять», — сказал Сергей Иванов.

Многие эксперты выразили сомнение в том, что очередная бюрократическая инициатива принесет заметные плоды.
Однако немало и тех, кто увидел в создании нового кремлевского управления сигнал всему обществу: крестовый поход против казнокрадства начался «сверху».

И справедливости ради признаемся, нет ни одного примера в мировой истории, который доказывал бы эффективность, и даже саму возможность успешного и планомерного противодействия коррупции «снизу» — как стихийное и народное движение. Это всегда профессиональная деятельность, которая целиком и полностью организована правительственными структурами.

Поэтому данный шаг федерального центра выглядит вполне логичным и обещает придать новый импульс борьбы с масштабным воровством.
В конце октября на заседании совета по противодействию коррупции, президент Владимир Путин посетовал на неэффективную практику борьбы с мздоимством, тогда же глава государства попросил подготовить новые предложения.

По словам президента, только 8% взяточников получили реальные сроки, а в большинстве случаев, виновные приговорены к штрафам.

Можно констатировать: время декоративных видов борьбы закончилось, отступать некуда. К решительным действиям против коррупции подталкивает не только масштаб преступлений, но и состояние экономики, балансирующей на грани стагнации.

Сегодня стало общим местом рассуждения, что чиновники «берут». Доказательств предостаточно. Это и самое дорогостоящее в мире строительство, и повсеместно завышенные сметы, и «золотые» дороги — все это косвенно говорит об «откатах» и разного рода схемах, в которых замешаны чиновники разного уровня.

Сегодня можно утверждать: коррупция, помимо чисто экономического ущерба, порождает социальное напряжение.

И хотя борьба с хищениями бюджетных денег не затухала, решение о создании кремлевского управления противодействия коррупции в самом конце года — шаг своевременный, если не запоздалый.

Очевидный шаг вперед: полномочия нового управления позволят контролировать руководителей самого высокого федерального уровня.

По оценкам международных экспертных комиссий, которые опираются на результаты противодействия коррупции в разных странах, активная борьба с «черной дырой», сразу же увеличивает доходную часть бюджета в среднем в четыре раза.

Согласно оценкам Всемирного банка, ежегодно в мире уходит «на лево» один триллион долларов. По словам верховного комиссара ООН по правам человека, средства, которые ежегодно утекают на сторону, в 80 раз превышают сумму, необходимую для того, чтобы накормить 870 миллионов голодающих.

Что же касается нашей страны, по данным Следственного комитета РФ, с 2011 годы было заведено почти 57 тысяч дел по факту коррупции и превышения должностных полномочий. «Однако в суд было направлено лишь 22 тысячи из них», —сетует Александр Бастрыкин.

Недавняя либерализация законодательства, которая позволила вместо лишения свободы наказывать штрафами, не оправдала себя. И даже порой выглядит анекдотично. Если человек украл миллионы, его не возможно наказать рублем. Если обратиться к мировому опыту, можно найти различные теории и практики противодействия злоумышленникам. Есть, к примеру, путь, по которому пошел Китай: это жестокая расправа над теми, кто расхищает государственное имущество. Другой путь — создание общественного климата, при котором любое подозрение в том, что чиновник живет не посредством, приводит к его отставке. Какой путь ближе нам?
Вывод: в России серьезная борьба с чиновниками-коррупционерами набирает обороты.
«Мы и дальше будем самым серьезным образом, повторяю еще раз, вне зависимости от должности и партийной принадлежности, с корнем вырывать эту заразу. Пусть все об этом знают», — заявил Владимир Путин на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов в ноябре уходящего года.

Print Friendly, PDF & Email