Очередной инцидент с летающими машинами произошёл накануне в Москве. Прилетев в главную столицу из столицы уральской А320 выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы, находившиеся на борту 100 пассажиров не пострадали…, в этот раз.

Почему рожденные ползать, но сумевшие полететь, всё же падают и разбиваются? Вы только вдумайтесь. В России в 2012 году в 4 авиакатастрофах погибли 93 человека. Наша страна заняла третье место в страшном рейтинге человеческой смертности в авиакатастрофах после Нигерии и Пакистана. В российском случае речь идет не о международных, а о внутренних авиалиниях. Это в очередной раз подтверждает мнение тысяч людей в сети, выражающих соболезнования семьям погибших, что в Россию самолёты попадают с помойки, туда же и отправляются…, а в происшествиях, в очередной раз, обвиняют мёртвых пилотов или плохую погоду.

“Самолётный” вопрос был поставлен ребром в 2011 году тогда ещё президентом Дмитрием Медведевым. После ряда крушений российских летающих машин “ценность человеческой жизни была поставлена выше, чем поддержка национального производителя“. И тогда же был озвучен призыв “покупать технику иностранную”…, но денег хватило, видимо, только на хлам, раз в 2013 году мы снова слышим об авиакатастрофах. И деньги теперь нужны не на покупку самолётов, а на выплаты семьям погибших. Что это, если не очередная попытка бороться с последствиями, вместо поиска причины?

Пассажир молится

Впрочем, от поддержки российского производителя никто отказываться не стал. И уже в начале ноябре 2013 объявили о  новых планах – создание в Ульяновске некоего завода по производству небольших самолётов, строить планируют совместно с Airbus или Bombardier.

Читая в новостях об очередной авиакатастрофе вспоминаешь о людях, страдающих аэрофобией. Ещё немного и о страхе перед полётом будет говорить каждый второй. Такой вывод можно сделать из опросов, где причиной отказа от поездок указывают именно воздушную фобию. А ведь кому-то приходится совершать перелёты из одного города в другой по нескольку раз в неделю. Даже думать не хочется о том, что приходило в головы людей, улетающих из аэропорта Казань после крушения самолёта. И в каком состоянии добирались на подобных жестянках родственники погибших. Вы бы поднялись на борт после такого?

Авиакатастрофа в Казани

Боингу, разбившемуся в Казани, было 23 года. Однако специалисты отвергают прямую связь возраста судна и безопасности полёта. Впрочем, как заявил эксперт в этом деле, а именно президент агентства “Безопасность полетов” Валерий Шелковников в беседе с журналистами – “В программе развития до 2025 года даже не упоминается о Системе управления безопасностью полётов”.

Впрочем, небольшие изменения в этом вопросе уже есть. Так, к примеру, на базе под северной столицей России уже проходят тренировки по отрабатыванию поведения в экстренных ситуациях. Отсутствие ориентиров или  отказ двигателя – теперь это ещё и экзаменационное задание, которое должен выполнить пилот. Сдал экзамен на “хорошо” и “отлично” – повысил свой класс. Примечательно, что когда в самолёте завешивают все окна, чтобы имитировать плохую видимость, наши лётчики приземляются на “отлично”.

Справедливости ради отметим, что российские самолёты не так уж и плохи, как многие думают. К примеру, сейчас наша крылатая машина летает над Мексикой, а именно модель Sukhoi Superjet 100. Иностранная компания уже заключила контракт на покупку 30 таких самолётов. Они даже провели опрос, который показал, что наш Superjet понравился пассажирам больше, чем А320.

Sukhoi Superjet 100Расстояния между креслами, бесшумность, объемы багажных полок – эти показатели имеют первостепенную важность для пассажиров, – отметил вице-президент Interjet Хосе Луис Пас. Инженерам, финансистам и техникам – важны надежность, безопасность, выносливость, экономичность. А у лайнеров Superjet эксплуатационная надежность составляет более чем 99% . Это отличные показатели, – подчеркнул он.

Как говорится, поживём – увидим. Может всё и получится. И Россия покинет страшный рейтинг, возглавив новый – с самыми безопасными самолётами и стандартными взлётами/посадками. Будем верить!