Как-то так получается, что все объявленные кампании в борьбе «за» оказываются по факту акциями «против». Усилия наших законодателей оградить детей от пропаганды однополой любви, во всем мире называют «АНТИгейским законом», который грозит нам чуть ли не бойкотом Сочинской олимпиады, а попытка навести порядок с усыновлением детей иностранцами, часто называют «АНТИсиротским» законом.
Мы уже неоднократно проходили, как борьба за здоровый образ жизни порой оборачивается войной с людьми, подверженным вредным привычкам. Антитабачная кампания, пришедшая к нам из Европы, приживается трудно. Ограничения продажи алкоголя, которые вводятся повсеместно — тоже. Однако с другой стороны, есть и объективные показатели: все больше людей бросают курить, сокращают потребление алкоголя…. Правда, это статистика из мегаполисов. Так ли все безоблачно в регионах?

В Ханты-Мансийском автономном округе вот уже второй год реализуется, наверное, один из самых смелых в России проектов по ограничению продажи алкоголя. С 2012 года продажа крепкого алкоголя прекращалась в 23:00, с начала – 2013 для напитков любой крепости введена планка уже 21:00, а с этого лета запрет вступил в силу в рекордные для нашей страны 20 часов.

Итоги этого эксперимента подводить пока рано. Но придется. Поскольку накаляются страсти, разгораются споры, а, помимо этого, бурно развиваются альтернативные варианты обеспечения страждущих не полезными напитками.

Первый вопрос, который возникает: почему именно Югра? Что за ситуация в регионе, если парламентарии так рьяно взялись за борьбу с алкоголем?

Традиционно, северные регионы оказываются в неприятной ситуации лидерства по употреблению спиртных напитков. Правда, записывать в абсолютные победители ХМАО не следует.

С начала 2000-х в Югре наблюдается постепенное, но уверенное снижение потребления алкоголя на душу населения. И сегодня этот показатель находится на уровне среднего по России — порядка 9 — 10 литров на человека. Много. Заниматься проблемами употребления алкоголя не просто надо, жизненно необходимо. Не будем приводить цифры смертности от употребления зелья, показатели заболеваемости, в том числе и психических — статистика «очень гуляет», цифры слишком разнятся, но ясно одно — все это очень печально, и лишний раз доказывает, что решать проблему необходимо на всех уровнях.

Вопрос первый: какими методами?

Сторонники ограничительной политики единодушны в своем мнении: чем больше запретов, тем меньше алкогольных проблем.

Действительно, введение ограничений снижает объем продаж. Так, например, югорские власти отчитались, что во втором полугодии 2012 года, то есть, сразу после введения первого ограничения торговли крепкими спиртными напитками после 23:00 — снизился объем продаж водки на 30% (!) по сравнению с первым полугодием. Но, например, дальнейшего столь же заметного снижения по итогам января—апреля текущего года, не произошло. А ведь в этот период ограничительная планка поднялась с 23 до 21 часа. Будет ли еще один скачок вниз по итогам полугодия с «барьером» в 20:00? На этот вопрос даст ответ официальная статистика. Но что она точно не покажет — вырос или нет оборот нелегального алкоголя.

Противники ужесточения запретов говорят одно: любое ограничение открывает двери нелегальным схемам.

И многое из того, что сейчас происходит в регионе, это доказывает. По оценкам специалистов, с введением новых ограничений, резко изменилась жизнь многих заведений общественного питания. Продажу спиртных напитков в ночных кафе и барах никто не запрещал, а, значит, число таких заведений резко возросло. Затем, появились нововведения: днем — стоит себе ларек, торгует продуктами, а вечером — появляется стол и пластиковые стулья, и это уже — уличное кафе. Допустим, такая форма возможна только при благоприятных погодных условиях, и с наступлением холодного сезона, благоденствовать не будет. Но все же, видно — идет творческий поиск новых методов. Как, например, заказ через интернет и доставка на дом напитков любой крепости в любое время дня и суток. Есть уже и сообщения о возрождении славных традиций домашнего самогоноварения. В общем, весь набор форм и способов обойти появившиеся запреты.

Значит ли это, что такой путь — бесперспективен?

По данным администрации региона, с введением ограничений заметно сократилось число случаев отравлений алкоголем со смертельным исходом, снизилось число погибших на пожарах в состоянии алкогольного опьянения, меньше совершается правонарушений в ночное время и ДТП по вине нетрезвых водителей.

Если это так, инициативу можно только приветствовать! Но специалисты утверждают: любые ограничения должны идти вместе с масштабной разъяснительной кампанией. И в этом смысле, ситуация в Югре не однородная. Есть районы, где пропаганде здорового образа жизни посвящены обширные программы, где власти целенаправленно занимаются развитием детского и юношеского спорта, организацией разумного досуга для граждан. И в этих районах ограничения на продажу спиртных напитков не вызывают столь бурного сопротивления, а главное, дают свой результат.

Например, в Нефтеюганском районе за последние несколько лет не зафиксировано ни одного случая совершения преступления подростками в нетрезвом состоянии. А ведь этот показатель неуклонно растет по всей стране, и в Югре, в частности.

Тестирование школьников на употребление наркотиков за два года не выявило ни одного случая. По мнению психологов и социологов, именно на работу с молодежью и необходимо делать ставку в решении этой серьезной проблемы. Тем более, если речь идет о северных регионах.

Не самые лучшие результаты безалкогольной кампании 80-х — вырубленные виноградники, смертельные случаи отравлением суррогатами, поголовное самогоноварение, и последовавший затем страшный «откат» в алкогольный дурман 90-х, заставляют всех нас очень настороженно относиться к любым запретам и ограничениям.

Давка за вином

Показательно, что запрет курения в общественных местах сначала вызывал негативную реакцию, а сейчас понемногу входит в нашу жизнь новым комфортом: свободой дышать чистым воздухом. И снижается число желающих покупать сигаретные пачки со страшными надписями и пугающими картинками. А там и до отказа от курения даже у заядлых курильщиков не далеко. Что тут работает: запрет или пропаганда? Все вместе. А вот с алкоголем так почему-тоне получается. Запреты множатся, акцизы растут, а узнаваемые названия спиртосодержащих напитков красуются на рекламных щитах стадионов, где проводятся самые престижные матчи… Вот эта-то неувязочка, кроме всего прочего, и не позволяет говорить о снижении популярности алкоголя среди населения.

Комментарий:
Владимир Семенов, глава Нефтеюганского района.

Семёнов

Как Вы оцениваете ситуацию с употреблением алкоголя в районе?

Владимир Семёнов: Было бы слишком самонадеянно утверждать, что у нас, в отдельном взятом районе, одержана полная и абсолютная победа над зеленым змеем. Есть тревожные факты, иногда — трагедии, на почве алкоголя. Хотя, я уверен, путь мы выбрали единственно правильный. Запреты и ограничения — это одно, а вот создание таких условий, когда человеку становится интересно жить, когда у него есть цель и перспектива — куда важнее в борьбе с «зеленым змеем»за человека. Мы стараемся работать с детьми, прежде всего. И я говорю не только о всевозможных акциях, направленных на пропаганду здорового образа жизни, в школах, в подростковых клубах. Это только верхушка айсберга. Мы создаем в районе все условия для того, чтобы ребенок нашел себе увлечение, смог реализоваться. И реализоваться максимально! В Нефтеюганском районе регулярно проводятся спортивные турниры мирового уровня: от шахмат до вольной борьбы. Детям есть, чем заняться. Спорт — это не просто крепкие мышцы и хорошая физическая форма. Спорт — это тренировка умения преодолевать себя и достигать поставленной цели. Если человек этому научился, за него можно не волноваться. Его уже не так-то просто свернуть с пути.

Но сами по себе ограничения, например, времени продажи алкоголя, нужны?

Владимир Семёнов: Я считаю, здесь надо разделять прямую эффективность подобных ограничений и их отсроченный результат. Скажем так, запрет на продажу и употребление алкоголя формирует определенный негативный образ этого процесса. То есть, для подрастающего поколения становится понятно: спиртные напитки — это то, что не поощряется. Это неплохо. А вот для тех, кто уже злоупотребляет, такие методы не работают. Это, к сожалению, подтверждено многократно. Здесь можно говорить только о своевременной медицинской помощи, о реабилитации. Если человек уже болен, если для него алкоголь необходим — он его найдет. И в этом смысле, все мы помним, чем оборачивается тотальное ограничение. Реальными смертями от суррогатов. Вот таких побочных эффектов, конечно, никто не хочет. И поэтому, я считаю, любые ограничения и запреты на продажу алкоголя, как и удорожание его, чревато возникновением теневого и криминального бизнеса. Соответственно, это предъявляет особые требования к работе правоохранительных органов.

Сейчас в районе, как и в Югре в целом, действуют ограничения на время продажи алкоголя. Что дальше?

Владимир Семёнов: Прежде всего, надо смотреть, наблюдать, анализировать. По прошествии полугода, я думаю, необходимо получить конкретные цифры статистики: что мы имеем, сократились ли продажи так, как мы ожидали, не начался ли перекос в нелегальную сторону. И дальше, на основе этого мониторинга делать выводы и принимать решения. Мне кажется, самое важное, чтобы происходили изменения в сознании людей, чтобы алкоголь не становился главным«обезболивающим» от всех проблем. Тогда не понадобятся и дополнительные ограничения. Развитая инфраструктура, положительное решение вопросов трудоустройства, особенно молодежи, налаженный быт, перспектива профессионального и жизненного роста — вот простые лекарства от алкоголизации. Именно этим, прежде всего, должны заниматься власти.

Print Friendly, PDF & Email