Известная эксперт Российского института стратегических исследований, учреждённого Президентом РФ, Галина Хизриева в интервью «Сургутской трибуне» рассказала о том, как исламские экстремисты просочились на Север, почему от этого страдают в первую очередь мусульмане, а также кто связывает руки ФСБ.
— Как открылись двери экстремистам в Югру?

— Югра в этом отношении ничем не отличается от остальной России. Если проникновение радикальных идей исламизма власть просмотрела даже в таких республиках, где был силен традиционный ислам, то ничего удивительного, в том, что в Югре на этой проблеме мало кто акцентировал внимание в предыдущие годы. Сейчас мы видим новое отношение окружной власти к этой проблеме. И это связано с тем, что в настоящий момент угроза выросла в разы. Имеет смысл сказать, что проблема, которую мы сегодня обсуждаем, и 20 лет назад давала о себе знать. Но такой серьёзной, как сейчас она не была. Округ в себя буквально впитывал рабочую силу, происходила постоянная ротация больших групп населения. Эта проблема так остро не стояла до тех пор, пока население не стабилизировалось, не сформировало институтов гражданского общества, не сформировало многочисленных мусульманских общин и не зажило активной общественной и политической жизнью.

Сюда начали приезжать люди, потому что у них здесь были связи, плюс, на территории округа действовала хорошая программа поддержки молодых семей. Югра стала сначала второй родиной, а затем и первой и единственной родиной для многих выходцев из республик Северного Кавказа и Центральной Азии. Югра — второй регион по уровню рождаемости. На первом — Дагестан. Это очень хороший показатель для региона, но надо подумать за счёт чего его удалось добиться? За счет того, что люди бежали сюда от войны. И рожали в основном выходцы с Кавказа, которые получили здесь квартиры и стали заметной группой населения наравне с украинцами, немцами, поляками, хантами, манси, и другими. Но политика в этом отношении и не могла другой быть — нужны были рабочие руки, да ещё желательно из России.

Югра — регион донор и житница России. Естественно, когда начались преследования экстремистов в Чеченской республике, Республике Дагестан, в центрально-азиатских государствах, например, Узбекистане и Таджикистане, в составе вполне законопослушной массы мигрантов, все чаще стали появляться боевики и проповедники, бежавшие от властей в автономный округ, ибо здесь легче скрыться.

— Легче из географических соображений?

— Да, города Югры друг от друга отдалены, по 300 километров от города до города. Поезжай, например, в Березово, создавай там махаллю (в исламских странах часть города размером с квартал, жители которого осуществляют местное самоуправление, — прим. ред.), устанавливай свои порядки — пока суд да дело, пока кто-то в этой всей пропаганде разберётся, много можно дел наделать. И властям, приходилось реагировать уже на имеющееся недовольство традиционных мусульман и прихожан уже имеющихся мечетей, построенных нашими законопослушными мусульманами, которые свою жизнь и здоровье положили на то, чтобы округ процветал.

— Почему сегодня экстремисты выбирают Югру — потому что это богатый регион или потому что у них здесь связи?

— Если коротко, то ситуацию можно представить схематично так: когда некий муджахед из нашего округа намеревается ехать в Сирию или Египет, то этих людей снабжают телефонными контактами людей, к которым можно обратиться, у которых можно переночевать, и так далее. Вы думаете, что это движение работает только в одном направлении? Было бы слишком хорошо, если так. Но это отнюдь не так. Это двустороннее движение.

— Как Вы оцениваете действия местных силовиков, которые должны давать жёсткий отпор экстремистам?

— На многие вещи силовики Югры реагируют мгновенно. Да и тот факт, что они держат ситуацию под определённым контролем, знают очаги распространения в округе этой заразы и людей, которые занимаются пропагандой экстремизма — уже радует. Несмотря на отсутствие хорошей законодательной базы, они находят меры пресечения их деятельности, и бывает, что экстремисты вынуждены покидать округ. Другой уже вопрос, что после они всплывают в других местах, в той же Сирии. Но от ваших силовиков это не зависит.

<…>