Всё бесконтрольное и стихийное представляет угрозу для любой устойчивой системы, одна из главных задач которой сохранить себя. И в первую очередь это утверждение относится к государственным структурам.

Последние события вокруг всемирной сети не назовешь иначе как скандалами, компрометирующими не только мировую политическую элиту, но и подрывающих авторитет глобальных институтов власти. Таких, как спецслужбы. А это уже слишком серьезно.
Корпоративный кодекс разведок всего мира одинаков, по крайней мере, разведчики сами его рекламируют именно в таком виде: можно смотреть сквозь пальцы даже на нападки на собственное государство, но предательство интересов ведомства и «наезд» на честь мундира — преступление, не имеющее срока давности. Поэтому незавидна участь информатора Wikileaks — рядового армии США Брэдли Мэннинга, который накануне приговорен военным трибуналом к 35 годам заключения.
Говорят, еще хорошо отделался.

Другой персонаж виртуальной войны со всеми правительствами и с самим Пентагоном — Джуллиан Ассанж, основатель того самого WikiLeaks, теперь вынужден жить постоянно оглядываясь, недавно появилась информация, что «где-то»стоит под парами некий беспилотник, цель которого — ненавистный разоблачитель.

Секретные файлы, опубликованные на сайте WikiLeaks вызвали не просто международный скандал, они стали причиной напряженности между лидерами держав, а некоторые европейские правительства сравнивали эту информационную бомбу с терактом 11 сентября.
Одним словом, WikiLeaks наглядно продемонстрировал всему миру безграничные возможности глобальной сети, выявив уязвимость крупнейших разведслужб.

В этот момент глобальная сеть и получила могущественного врага — секретные службы крупнейших мировых держав.

Еще один пожизненный враг американских спецслужб, получивший временное убежище в России — Эдвард Сноуден. Работая по контракту в Агентстве национальной безопасности США и занимаясь электронной разведкой, Сноуден по чистоте душевной поведал прессе, что американские разведслужбы имеют прямой доступ к электронной переписке пользователей.
Среди компаний, которые контролируют спецслужбы, назывались Facebook, Google, Yahoo, Apple и Microsoft.
Почему-то для американцев это стало потрясением? Наивные и чистые создания! Они и в самом деле думали, что их телефонные разговоры и электронные письма не будут читать и слушать, потому что это не соответствует этикету?

Все перечисленные «борцы» за свободу информации имели прямое отношение к всемирной паутине и, что характерно —активно пользовались ей, в качестве инструмента.
Как все понимают, это не могло не привлечь внимания представителей всех правительств к «проблеме Интернета».
Надо сказать, что информационные войны уже давно облюбовали просторы Интернета в качестве главных полей сражений. Баталии между приверженцами различных политических воззрений идут на самых посещаемыхинтернет-ресурсах за умы и мысли рядовых пользователей.

К этой же категории — «виновность Интернета» можно отнести и так называемые «цветные революции». Хотя это и очень условные название действий оппозиции против господствующих властей в различных странах. Однако, по мнению экспертов, все организационные выступления против существующих правительств координировались через мировую сеть. В этой связи появились новые термины, такие как «твиттерная революция».

Даже перечисленного уже вполне достаточно, чтобы Интернет стал головной болью для любой власти. Таковой он и является. Об этом говорит постоянная активность законодателей в области контроля за этим информационным монстром без границ. В том числе и в России.

Последние сводки с полей сражений: российские власти готовят проект тотального контроля за Интернетом (если такое вообще возможно). Во всяком случае, так считают эксперты, которые проанализировали документ под названием«Тезисы концепции развития мультисервисных сетей связи общего пользования Российской Федерации», вывешенного на сайте министерства связи. В документе явно прослеживается попытка установить государственную монополию на интернет-траффик. Из проекта понятно, что после реализации тезисов будет законодательно и технически возможно ограничивать доступ к любым иностранным ресурсам. Вот, так.

Если разбирать в деталях предложения Минкомсвязи, то всё сводится к простому разделению всех операторов на две группы: Федеральные операторы связи (ФОС) и обычные операторы связи (ОС). Самое интересное в том, что только ФОСы получат исключительное право на работу с иностранным интернет-трафиком. Обычным операторам придется договариваться и подключаться к большим ФОСам. Новые правила должны вступить в силу в июле 2014 года. Тогда же и начнется выдача новых лицензий операторам.
По мнению аналитиков, на сегодняшний день, в России ни один действующий оператор связи не соответствует перечисленным требованиям, чтобы называться ФОСом.

Не трудно догадаться, что новые провайдеры, которые получат доступ к международному трафику, будут в полном подчинении у государственных структур и абсолютно подотчётны и подконтрольны.

Надо заметить, это не первая попытка российского правительства наступления на глобальную паутину. Вступил в силу, так называемый «Антипиратский закон», действие которого в скором времени будет распространено с фильмов на книги и музыку, размещенную на сайтах и серверах.

Напомню, 1 августа в России вступил в силу «антипиратский» закон, который вызвал резкую критику большинстваинтернет-пользователей.
Закон № 187 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав и информационно-телекоммуникационных сетях» был подписан Владимиром Путиным 3 июля. Он позволяет Роскомнадзору блокировать сайты по IP-адресам за нелегально опубликованные фильмы и ссылки на них.

В этот же день — 1 августа более полутора тысяч русскоязычных сайтов приняли участие в однодневной онлайн-забастовке. Сайты, участвовавшие в ней, на один день выключили сервера или поставили черные метки со ссылкой на петицию против закона.
В сети началось массовое голосование против закона и уже к середине августа петиция, призывающая отменить закон, набрала заветное число подписчиков — 100 тысяч человек, этого достаточно, чтобы инициатива граждан была рассмотрена на правительственном уровне.

Как стало известно накануне, в реестр сайтов, распространяющих пиратское видео, внесена первая запись, об этом сообщила пресс-служба Роскомнадзора.
Ведомство установило, что владельцы ресурса opensharing.org не устранили в отведенный законом срок технические возможности для скачивания 10 фильмов, о правах на которые заявило ЗАО «Дирекция кино».

И последнее на данный момент: в осеннюю сессию Госдума намерена рассмотреть законопроект о запрете анонимности в Интернете.

Признаемся, то, что попытки навязать государственные регуляторы для Интернета широко обсуждаются, а не жестко навязываются обществу — это уже есть признак свободы мнений, в том числе в Интернете. А что касается так называемого«наведения порядка» единого мнения не может быть. Ясно одно, времена, когда стихия под названием «Всемирная сеть» существовала в первозданном виде  –  ушли, а что будет завтра… время покажет, все новости узнаем в Интернете.

Приводим подборку высказываний уже опубликованных в прессе о «проблеме Интернета» первых лиц страны и руководителей нашей территории:

Наталья Комарова, губернатор Югра.
Фрагмент интервью, размещенное в Живом Журнале пользователем nikitskij:

«Кор. Интернет — это созидательная или разрушительная сила для российской политики?

Н.Комарова: Как и любой социальный инструмент, Интернет — обоюдоострый. Зависит от того, к решению каких задач его прикладываешь. Мы в Югре задействуем его для сближения власти и граждан, власти и бизнеса в достижении общих целей. Поэтому у нас получили развитие и технологии краудсорсинга, сейчас развивается тема интерактивных общественных советов. А работа чиновников в социальных сетях уже входит в стандартную практику».

Дмитрий Медведев, премьер-министр России.
Из выступления на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Д.Медведев: «Благодаря интернету создаются сообщества людей, находящихся в разных странах, но объединённых одним делом или одной идеей, и ни одно национальное правительство не может претендовать на полноту влияния на такие сообщества».
Но есть и опасная сторона этих процессов, порой они служат очень важным инструментом для экстремистов, которые разжигают этническую и религиозную ненависть, для торговцев наркотиками и оружием, для террористов. Эти проблемы тоже усиливаются, и не видеть этого нельзя, считает Дмитрий Медведев. Вместе с тем он выступил против любых попыток ограничения свободы Интернета или распространения инноваций.

Д.Медведев: «Россия не будет поддерживать инициативы, которые ставят под сомнение свободу в интернете, разумеется, свободу, которая основана на требованиях морали и законодательства».

Владимир Путин, президент РФ.
Выступая на Селигере перед молодежью, сказал, что хотя Интернет и остается пространством свободы, но аккуратность в делах с ним не помешает. Ведь его так легко использовать в экстремистских и противоправных целях.

В.Путин: «Нам надо действовать крайне аккуратно, чтобы никто из недобросовестных людей не воспользовался этими правилами и не ограничивал то, что не подлежит ограничению. Но в то же время чтобы общество было ограждено от крайних проявлений — от пропаганды экстремизма, к примеру, педофилии, суицидов, наркомании».

Владимир Семёнов, Глава Нефтеюганского района.
Из интервью нашему изданию:

«Кор: Не кажется ли Вам, что территория свободы в нашем обществе стремительно сокращается в связи с последними инициативами депутатов?

Владимир Семёнов: Нет, не кажется. Вы подменяете понятия. То, что вы называете запретами, на самом деле — обычное форматирование, наведение порядка. Никакое регулирование, к сожалению, невозможно без запретов. Любой водитель сразу поймет меня — если бы на дорогах не было запретительных знаков, или отменили бы, допустим, красный сигнал светофора, то мгновенно случился бы коллапс. Оглянитесь на сто лет назад — редкие автолюбители обходились очень скудным набором регуляторов — несколькими дорожными знаками, но сегодня, чтобы управлять автомобильными потоками, уже недостаточно просто дорожных знаков, повсеместно работает дорожная разметка, внедряются логистические схемы движения, заработала система видеофиксации, и прочее.
Так же и в социальной жизни: любое явление в зародыше не требует сложного механизма регулирования, но когда оно становится фактором, касающимся абсолютно всех, в том числе детей, это означает одно — пришло время четко регламентировать его. В интересах здоровья всего общества.

Кор. Вы говорите о последних инициативах, касающихся Интернета?

Владимир Семёнов. Я говорю о правовых механизмах, в том числе и в Интернете».